Сайт функционирует на базе автоматизированной системы «Типовой сайт комитета Государственной Думы Федерального собрания РФ».

Закрыть



сегодня 1 октября суббота

Комитет Государственной Думы по охране здоровья

Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации
Поиск по сайту

Бегущие из больниц

18.12.2015

Бегущие из больниц

 

Ежегодно из подведомственных Минздраву вузов выпускается около 32 тыс. молодых специалистов. К 2017 году этот показатель планируется довести до 37 тыс. Однако дефицит кадров в государственных больницах, а особенно в поликлиниках, не сокращается: работать сюда не всегда приходят даже те молодые специалисты, что учились в вузах по целевому набору. Об остальных и говорить нечего. «Вместо пяти терапевтов у меня работают три врача, вместо четырех педиатров — два, — признается главврач небольшого поселка в Московской области. — Второй месяц нет окулиста, приходится отправлять пациентов в районный центр, а это 40 минут езды на автобусе. Представляете, каково бабулям приходится? Как только уходит в отпуск или на больничный единственный хирург — всё, в поликлинике начинается тихий ужас: и так у его кабинета очереди по двадцать человек каждый день набираются, а тут людям со сломанными руками или ногами опять же в районный центр ехать приходится».
 
При прочих равных
 
Сегодня будущих медиков готовят в 46 специализированных вузах Минздрава России, на 36 медицинских факультетах государственных университетов Минобрнауки, в двух образовательных организациях правительства РФ, в двух образовательных организациях Минспорта, в четырех образовательных организациях субъектов РФ, а также в восьми негосударственных вузах. По мнению экспертов, в наиболее выигрышном положении оказываются студенты вузов Минздрава: именно эти институты и университеты имеют сильную клиническую школу и мощные базы практики, в то время как вузы Минобрнауки обеспечивают будущих врачей лучшей подготовкой по фундаментальным дисциплинам. При этом в различных властных структурах все чаще звучат предложения передать ведомственные вузы в ведение одного министерства — Минобрнауки. Однако мировой опыт не дает однозначного ответа на вопрос: по какой модели лучше учить будущих медиков. Так, в США превалируют не медвузы, а медицинские факультеты: соотношение составляет 95 к 5%. В Азии такое соотношение составляет примерно 50 на 50%. В ближневосточной модели упор сделан на подготовку кадров в специальных медицинских образовательных учреждениях, в них обучается примерно 80% потенциальных врачей.
 
Эксперты советуют в отечественных реалиях с таким решением не торопиться. Изменение ведомственной принадлежности вузов сегодня может поставить под угрозу качество подготовки и повышения квалификации врачей, а также разрушить сложившиеся медицинские школы и взаимосвязь образовательных учреждений с практическим здравоохранением, предупреждают они. «При переподчинении медвузов возникнут проблемы с практикой. Вы представляете, каким будет качество образования, если оно будет даваться преимущественно в аудиториях, без упора на практические навыки?» — отметил первый заместитель председателя комитета Госдумы РФ по образованию Олег Смолин.
 
Аппетиты придется умерить
 
«Не лучшим образом на качестве образования медиков сказывается и тот факт, что слишком много студентов в медвузах обучается на коммерческой основе», — отметила Салия Мурзабаева, член комитета Госдумы РФ по охране здоровья. По ее данным, в целом по стране на коммерческой основе учится более 35% будущих медиков, а в ряде вузов доля коммерческого обучения значительно выше и достигает 50%. «Однако увеличение числа студентов за счет обучающихся на коммерческой основе влечет за собой рост нагрузки на преподавателей, нехватку учебных аудиторий, превышение нормативов по числу студентов в группах. Соответственно страдает качество подготовки молодых специалистов», — подчеркнула Салия Мурзабаева.
 
В настоящее время ограничений по объему коммерческого обучения не предусмотрено. Этот процесс идет на основе лицензионных требований каждого вуза, и ректор вправе сам принимать решение. В результате желание заработать зачастую ущемляет качество образования. «Совместно с Минздравом мы рассмотрим возможности регулирования приема на коммерческой основе», — пообещала Салия Мурзабаева. Взамен вузам могут увеличить бюджетное финансирование на одного студента. «В этой ситуации увеличится и стоимость платного обучения, так как она не может быть ниже стоимости обучения на бюджетной основе. Но в любом случае это соотношение должно быть оптимальным, обеспечивая высокое качество образования. Если будет иначе, дети просто не пойдут учиться», — полагает депутат.
 
Тревожит парламентариев и отток молодых специалистов, получивших образование по целевому приему, в частные клиники. Выходит, что в вузы этих специалистов отправляли муниципалитеты, однако, получив высшее образование, молодые медики идут работать не в государственные больницы и поликлиники, а в коммерческие. По мнению Салии Мурзабаевой, было бы справедливо, если бы частные клиники также отправляли на обучение специалистов: «Возьмем, к примеру, нефтяные компании, они же помогают получить образование молодым специалистам по тем профессиям, которые им нужны. Почему же в стороне остаются частные медицинские учреждения?».
 
С каждым годом этот вопрос становится все более актуальным. По данным Росстата, количество частных медицинских клиник в России уже сегодня почти в два раза превышает количество государственных. Эксперты рынка прогнозируют, что в ближайшие годы темпы роста в этом секторе составят 12–15%. К бурному развитию платной медицины подталкивает несовершенство государственной. Причем одним из показателей этого «несовершенства» все больше пациентов называет невозможность в кратчайшие сроки попасть на прием к тому или иному специалисту. А на прием по первому требованию к ним, понятное дело, не записывают не из вредности, а просто потому, что специалистов этих катастрофически не хватает. Такой вот замкнутый круг!
 
Пройдемте в морг?
 
Другой бич отечественной системы подготовки медкадров — «перекосы» в стационарном и поликлинических звеньях: молодые врачи охотно идут работать в больницы, а вот на должность специалистов первичного звена — терапевтов и педиатров — сегодня мало кто претендует. И дело не только в финансах, но и в психологии. «После декрета на работу в поликлинику выходить не хочу... Пациенты действительно не понимают, в каких условиях работает врач и за какую зарплату и в каком темпе мы должны расхлебывать весь их негатив и психологические проблемы, которые они к нам тащат на прием, — возмущается анонимный медик на одном из тематических форумов в интернете. — Работа педиатра — это работа ветеринара: ребенок, естественно, не может сформулировать, а мамы не удосуживаются прийти на прием подготовленными. А в жизни полно быдла, и вы же знаете, что чем ниже интеллект, тем шире рот»...
 
И это рассуждения врача со стажем, что же говорить о тех, кто только начинает делать первые шаги в профессии. Зашкаливающее число «сбежавших» из поликлиник молодых специалистов рождает дискуссии о том, не стоит ли вернуться к системе госраспределения. Ректор Первого Московского государственного медицинского университета имени Сеченова Петр Глыбочко уверен — «закрепить» выпускников медвузов на местах можно и другими способами: «Мы живем в  веке, и нужно использовать новые законы, подходы и практики. Один из них — создание системы непрерывного медицинского образования по следующей цепочке: школа–вуз–клиника. Нужно готовить профессионально ориентированного школьника. Тогда нам не придется отчислять студентов из медицинских вузов после того, как они «неожиданно» выяснят, что не хотят учиться на врача, а хотят быть экономистами». Проект «медицинский класс в медицинской школе» «первый мед» реализует совместно со столичным департаментом здравоохранения. Сегодня в нем участвуют 63 школы. «Однако количество школ не должно быть слишком большим, в будущем они будут отбираться на конкурсной основе», — отметил Петр Глыбочко.
 
Не менее «действенный способ» отсеивать из профессии «лишних людей» в ходе круглого стола в Госдуме предложил лидер ЛДПР Владимир Жириновский. «Вот они собираются поступать, давайте их в морг поведем, — предложил он. — В обморок упал — убираем оттуда. Можно сходить в процедурную, где делают уколы. У части абитуриентов тоже голова закружится, и они тоже поймут, что эта профессия не для них. И после мы не будет сталкиваться с «фальшивыми студентами», которые в принципе не могут работать врачами».
 
Наверх