Интервью Председателя Комитета по охране здоровья Дмитрия Морозова Правде.ру

11.05.2020

— Дмитрий Анатольевич, в Государственной Думе уже приняли некоторые законы, вы вносите и обсуждаете другие законопроекты, непосредственно связанные с эпидемиологической коронавирусной ситуацией. Исполнительная власть вводит ограничительные меры. Большинство населения признает их необходимость, важность и актуальность.

 

Но все равно многие меры по борьбе с коронавирусом критикуют именно за то, что они не подкреплены законами, порой даже противоречат им. Что делается в этом направлении?

 

— Государственной думой в кратчайшие сроки — буквально в считанные дни — были приняты два так называемых анти-коронавирусных пакета мер, которые, разумеется, отражали и поручения Президента, и потом они все вышли в Постановлении Правительства.

 

В первую очередь, это — законы, которые касаются поддержки экономики, бизнеса, и все то, что касается поддержки людей. Управленцы любого уровня, конечно, хорошо понимают, что сейчас всем людям очень непросто.

 

Поэтому в пакете отдельными страницами идут законы, которые касаются совершенствования системы здравоохранения и ее моментальной перестройки, а также вопросы по финансированию здравоохранения.

 

Законы и полномочия для регионов

 

Государство выделило серьезные финансы для всех субъектов Российской Федерации, чтобы они быстро — практически моментально — переформатировали систему, в том числе имеющиеся койки перепрофилировали и создали дополнительные реанимационные койки, закупили дыхательное и мониторинговое оборудование, получили аппараты экстракорпоральной мембранной оксигенации,  ИВЛ, которых вообще у них не было.

 

Президент, выступая перед нацией, практически передал полномочия главам субъектов Российской Федерации для того, чтобы система была гибкая, потому что нельзя в такой ситуации принимать меры, которые будут одинаково ранжированы для всех, ведь везде ситуация разная.

 

Также по финансированию здравоохранения были приняты законы, которые касались, в том числе исполнения недополученных средств, с чем фактически каждая больница столкнулась, не выполняя плановые операции и плановое лечение, высокотехнологичную медицинскую помощь, специализированный ряд лечения и так далее.

 

Коронавирус лечи, но и другую медпомощь оказывай

Мы законодательно пошли дальше. Обращаясь к Правительству, мы уделили большое внимание сохранению баланса между коронавирусной и другой медицинской помощью. Пациентам с инфарктами, инсультами, острыми хирургическими патологиями, детскими болезнями, и всем остальным, при всей остроте коронавирусной проблемы,  мы должны обеспечить соответствующее лечение.

 

Это тоже надо было изменить в соответствии с нынешними условиями и подкрепить нормативными актами. Мы разрешили даже дистанционную продажу лекарственных средств.

 

Мы начали заниматься этими законопроектами уже несколько лет назад, но все время были какие-то несогласия на разных уровнях власти, в гражданском обществе и среде профессионалов.

 

Сейчас, когда возникла такая ситуация, мы моментально доработали законопроект и разрешили продавать дистанционно не только безрецептурные лекарства, но на период эпидемии и рецептурные. Потому что бабушкам и дедушкам, которые находятся на изоляции, по-другому доставить эти лекарственные средства невозможно.

 

У нас сейчас продолжается работа над законопроектом, который касается расширения медицинской помощи. Москва — уже этому пример, здесь есть первичные консультации, не говоря уже о мониторинге здоровья.

 

Это особенно важно сегодня, когда, без сомнения, есть относительный дефицит персонала. Поэтому проводятся дополнительные наборы и обучение персонала. Это выходит на первый план.

 

Идет совершенствование и изменение нормативной базы на всех уровнях: федеральном, региональном, местном. Издаются приказы и временные клинические рекомендации Минздрава. Эти подзаконные акты остро необходимы, хотя, по большому счету, они иногда могут находиться вне прокрустова ложа действующего законодательства, поэтому они и носят временный характер.

 

Ведь невозможно сразу же все предусмотреть в законодательстве в соответствии с постоянно и резко меняющейся обстановкой. Поэтому гигиенические и другие подобные рекомендации носят временный характер.

 

Президент обратил внимание, это — очень важная работа, эти рекомендации должны быть доведены до каждой больницы, а меры по поддержке экономики и граждан — до каждой компании и гражданина.

  

— Дмитрий Анатольевич, сейчас регионам действительно дана большая свобода в принятии решений, потому что, в каждом регионе ситуация по короновирусу — разная. Но появились сообщения о серьезных перегибах. В Московской области, например, закрываются кардиологические отделения. В некоторых поликлиниках Новой Москвы работает только дежурный терапевт, а ни одного врача больше нет, просто все закрыто.

 

— Я, честно говоря, не знаю, чтобы просто закрывали. Вероятно, все-таки перепрофилировали.

 

— Мои соседи, например, недавно обратились за помощью, но им сказали, что кардиологическое отделение закрыли больше месяца назад. Кто-то за этим смотрит, контролирует регионы?

 

— Думаю, что это либо идет подготовка к перепрофилированию, либо старая история, а может быть, это сделано в связи с конкретной эпидемиологической обстановкой. Я не знаю. Мы полтора года назад инициативно с депутатами приняли Закон о запрете ликвидации, реорганизации медицинских организаций и подразделений без учета общественного мнения. Более того, продолжаем его парламентский анализ.

 

Я соглашусь, что еще случаются отголоски той оптимизации, у некоторых сформировалось такое мышление, чтобы что-нибудь закрыть или сократить. Сейчас такого делать уже нельзя без обсуждения с гражданами.

 

Я являюсь депутатом 209 округа г. Москвы, ко мне на прием пришли граждане -  человек семь бабушек и стали жаловаться на главного врача их поликлиники, говорят: нам нужно его снять. И я им объясняю всю сложность ситуации, суть здравоохранения, как оно устроено. Но одна из них меня прерывает и говорит: вы, наверно, нас не поняли. Это — наша поликлиника, мы здесь живем, и мы будем решать, кто здесь будет главным врачом.

 

Они перевернули мое сознание в эти минуты. Как раз это мы и называем местным самоуправлением. И нам, без сомнения, нужно все это учитывать.

 

А какие-то лишние, ненужные меры и перегибы на местах сейчас, конечно, тоже могут случаться. Ведь такого же никогда не было. Опыта такого ни у кого нет. Управленцы под такие проблемы не заточены.

 

Раньше подобные проблемы решались медициной катастроф, МЧС и военными. Сегодня мы практически пользуемся военной терминологией, соответственно, от управленцев любого уровня требуется военная хватка и мышление.

 

У нас — мышление другое, у нас память генетическая другая, потому что у нас медицина Великой Отечественной войны была потрясающая по результатам, ее вообще выиграли раненые.

 

Поэтому и сегодня управленческий аппарат страны и большинства субъектов, на мой взгляд, демонстрирует очень четкие меры. Кто-то не может сразу все скорректировать, не имеет должной хватки военной, поэтому мог принять некие избыточные решения, но на мой взгляд, их уже поправили.

 

Сегодняшние меры — весьма сбалансированы. Все стали понимать, что в районе все в порядке, можно сделать так, чтобы заводы работали. Но для этого нужно проработать производственную медицину и эпидемиологический режим, и многое-многое другое. Наши хорошо сейчас научились изолировать проблемы, выделять контактность, проводить противоэпидемические мероприятия. Я считаю, что все эти меры в сумме дадут эффективный результат.

 

— Вы упомянули, что до этого несколько лет в России так оптимизировали медицину, что сократили и огромное количество врачей, и койко-мест. Если бы все это сохранили, сейчас в спешном порядке не пришлось бы строить мобильные госпитали в рекордные сроки, искать и спешно готовить медиков…

 

— Я не являюсь поклонником оптимизации или каких-либо сокращений, но справедливости ради это все нужно разделить на несколько частей.

 

Первое, есть оптимизация, без которой не обойтись. У нас были больницы как сарай без водопровода, без ничего, просто рушились. Они дальше работать просто не могли. Я объездил большую часть страны и видел эти ситуации, но даже здесь нужно разговаривать с людьми.

 

Проблемы в нашем здравоохранении копились и росли десятилетиями. Их в любом случае нужно решать. И мы не уделяли должного внимания коммуникациям с населением. Если бы мы все объясняли, было бы по-другому.

 

И просто невозможно себе представить, чтобы мы раньше построили 1000-коечный инфекционный госпиталь. Он же до недавнего времени был совершенно не нужен. Конечно, и расчет коек был совершенно для других нозологических единиц. Поэтому сегодня некоторые клиники и отделения действительно временно перепрофилируются, там размещаются ковидные госпитали.

 

Справедливости ради хочу сказать, что ни в одной стране, где есть или были огромные проблемы с коронавирусной инфекцией, нет такой первичной медико-санитарной помощи как у нас.

 

Я очень надеюсь, что число пациентов не будет возрастать с большей скоростью. Тогда мы, во-первых, выполним задачи все идеально, во-вторых, сделаем выводы и в короткий срок восстановим систему в оптимуме.

 

Источник: 

https://www.pravda.ru/politics/1495764-duma/

https://www.pravda.ru/politics/1496140-medik/

 

Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal