21 июня 2012 года состоялся "круглый стол"

22.06.2012

 

Рекомендации

Круглого стола

Комитета Государственной Думы по охране здоровью на тему:

 «Кадровое обеспечение отрасли здравоохранения: проблемы и перспективы»

 

Москва, Георгиевский пер., д.2                                         21 июня 2012 Рі.

Зал 830                                                                                                         15.00

 

Кадровые проблемы напрямую влияют на эффективность деятельности всей системы здравоохранения и, в первую очередь, на доступность и качество оказания медицинской помощи населению. Квалификация медицинских кадров и организация работы управленческого звена связаны с уровнем подготовки специалистов системы здравоохранения, их профессиональным развитием, рациональным распределением и использованием медицинских специалистов.

По состоянию на 1 января 2011 года в учреждениях здравоохранения работало 619 тыс. врачей и 1 млн. 300 тыс. медицинских работников со средним профессиональным образованием. Обеспеченность врачами на 10 тысяч населения составила 43,4, средним медицинским персоналом - 92,4. Отсутствие точных данных о совместительстве и среднем возрасте специалистов затрудняет определение реальной потребности в кадрах.

С 2010 года из отрасли наблюдается отток врачей, а с 2009 года и сотрудников со средним медицинским образованием.

За последние 5 лет приток врачей составил около 3 тысяч человек. Около 7 процентов врачей, 15 процентов средних медицинских работников работают в учреждениях здравоохранения, расположенных в сельской местности, где отмечается самая большая нехватка специалистов различного профиля.

Национальный проект в сфере здравоохранения позволил наметить пути решения проблемы обеспечения врачами первичного звена здравоохранения, но врачей узких специальностей, особенно на селе, по-прежнему не хватает.

Отмечается неоднородность показателей обеспеченности населения врачами, средними медицинскими работниками по регионам Российской Федерации. Наибольший показатель обеспеченности врачами в 2011 году отмечен в Северо-Западном федеральном округе, наименьший - в Северокавказском федеральном округе. Максимально высокий уровень обеспеченности врачами отмечается в Чукотском автономном округе, Санкт-Петербурге, Москве, Северной Осетии. Минимальные уровни обеспеченности врачами сохраняются в Чеченской республике, Центральной России, Тульской и Калининградской областях.

В настоящее время острый дефицит врачебных кадров отмечается практически во всех типах учреждений здравоохранения в подавляющем числе субъектов Российской Федерации, в сельских местностях, особенно в районах Крайнего Севера. Аналогичная ситуация складывается со средними медицинскими работниками. Наибольшее значение показатель обеспеченности средним медицинским персоналом в 2011 году отмечен в Уральском федеральном округе. Наименьший - в Северокавказском федеральном округе.

Для решения проблемы кадрового обеспечения учреждений здравоохранения в сельской местности принята программа "Земский доктор", в соответствии с которой молодым специалистам выделяется по одному миллиону рублей на решение жилищных и других бытовых проблем при условии работы на селе не менее пяти лет. В то же время, опыт реализации этой программы показал, что ряд субъектов Российской Федерации, к сожалению, не могут воспользоваться выделенными бюджетными ассигнованиями. Связано это с тем, что административно-территориальное деление этих субъектов Российской Федерации (Магаданская область, др.) имеет незначительное число сельских поселений. Эта проблема требует законодательного решения.

Федеральным законом № 323-ФЗ предусмотрено создание федерального регистра медицинских работников, который должны вести все субъекты Российской Федерации. Данные федерального регистра предусматривают в каждом субъекте распределение медицинских работников по возрасту, специальности, квалификационным категориям, видам сертификатов специалистов, периодичности прохождения повышения квалификации.

Участниками круглого стола отмечена крайне низкая активность субъектов по введению данного регистра в: Республике Ингушетия, Чукотском автономном округе, Москве, Санкт-Петербурге, Архангельской, Псковской и Амурской областях.

Вместе с тем регистр нужен, в первую очередь, самим субъектам Российской Федерации. Данные территориального регистра открыты, что позволяет чётко сформировать кадровый профиль субъекта Российской Федерации.

Ряд субъектов Российской Федерации имеют в своём ведении высшие учебные заведения, другие не имеют медицинских вузов. Подготовка кадров в большинстве случаев осуществляется медицинскими институтами, подведомственными Минздравсоцразвития России, а не субъектам Российской Федерации.

В Российской Федерации наряду с дефицитом специалистов отсутствует и преемственность между врачами различных специальностей.

По мнению экспертов, необходимо активнее привлекать потенциальных абитуриентов и формировать положительный имидж врача и специалистов со средним медицинским образованием. Для этого необходима системная работа со СМИ, увеличение заработной платы, предоставление различных социальных льгот, в первую очередь связанных с решением жилищных проблем (предоставление дополнительных жилищных субсидий, строительство служебного жилья и т.п.).

Решению кадровых вопросов могли бы способствовать:

1. Изменение принципов целевого набора абитуриентов. В настоящее время целевой набор – это возможность поступления для абитуриентов с низкими баллами. Последующее трудоустройство фактически не контролируется в связи с отсутствием реальной ответственности абитуриентов и/или их родителей. В нынешней ситуации простое увеличение целевого набора приведет к тому, что в вузы будет поступать больше абитуриентов с худшими баллами, чем в общем конкурсе. Конкурс (средний балл) при целевом наборе должен быть выше. Необходимо усовершенствовать договор (контракт) для целевого набора, чтобы документ был реально действующим, с четко прописанной ответственностью сторон, в том числе финансовой. Регионы должны обеспечить прохождение учащимися практики на будущем месте работы, которое также должно быть подготовлено заранее, создавать для них необходимые жилищные и другие социальные условия (транспорт, места в детских дошкольных учреждениях, конкурентную заработную плату и т.п.). Кроме того, для студентов, обучающихся на «целевых» местах должна быть существенно увеличена стипендия за счет средств субъекта. В то время как базовая стипендия является мерой социальной поддержки, стипендия «целевиков» должна соответствовать минимальному прожиточному минимуму.

2. Изучение возможности возвращения Федерального экзамена в сфере образования, как средства унификации требований к уровню подготовки студентов. Необходимо подготовить и сформировать единую базу теоретических тестовых вопросов по каждому предмету. Условия проведения экзамена должны обеспечивать его объективность и независимость от постороннего вмешательства. Контроль объективности и независимости можно обеспечить мерами, аналогичными таковым при сдаче ЕГЭ. Неудовлетворительные результаты экзамена должны быть поводом для отчисления. Тестовый экзамен не может быть единственной формой оценки знаний, практические навыки должны оцениваться отдельно.

Подобный экзамен должен быть одним из этапов итоговой государственной аттестации. Для специальностей среднего профессионального образования Федеральный экзамен может быть составной частью квалификационных экзаменов.

3. Формирование экспертно-консультативных советов, функцией которых будет разработка вариативной части программ в соответствии с задачами и состоянием региональной системы здравоохранения. В их задачи должна входить оценка качества подготовки выпускников, интернов/ординаторов, слушателей, коррекция учебных программ и внесение изменений в вариативную часть учебного плана. Экспертно-консультативные советы должны быть независимыми от вузов и формироваться региональными ассоциациями работников здравоохранения.

4. Максимальное вовлечение профессиональных научных сообществ в разработку примерных и типовых программ, тестовых вопросов для Федерального экзамена.

5. Разработка системы целевой подготовки в интернатуре и ординатуре, которая должна формироваться преимущественно по заявкам регионального органа управления здравоохранением. При этом государственное задание по программам послевузовского и дополнительного профессионального образования должно устанавливаться в количестве учебных часов, а не количестве интернов/ординаторов/слушателей. Это позволит эффективнее распределять выполняемое вузами государственное задание с целью повышения квалификации интернов и ординаторов.

6. Регламентация взаимодействия клинических баз и клинических кафедр, т.к. из 56 медицинских ВУЗов страны, лишь 13 имеют собственные клиники. Некоторые медицинские ВУЗы находятся в подчинении Министерства образования и науки Российской Федерации, что препятствует реализации приказов, инструкций Министерства здравоохранения Российской Федерации. Кроме того, клиницистам-педагогам, работающим в системе Минобрнауки России, не оплачивается клиническая работа, что негативно сказывается на работе молодых ассистентов на кафедрах, квалификация которых должна сочетать в себе высокую профессиональную, научную и одновременно педагогическую подготовку. Финансовая привлекательность профессии также ежегодно угасает.

7. Внедрение системы непрерывного медицинского образования, обеспечивающей возможность повышения квалификации на конгрессах, конференциях, при краткосрочном усовершенствовании. Для этого должна быть создана система получения дистанционноного заочного обучения с последующим тестированием.

Заслушав доклады и выступления депутатов Государственной Думы Российской Федерации, представителей Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации, общественных  организаций, участники «круглого стола» рекомендуют:

 

          Правительству Российской Федерации:

При осуществлении мероприятий, направленных на реализацию подпрограммы «Кадры» федеральной целевой программы «Развитие здравоохранения», распределить ответственность между федеральным и региональными уровнями власти. Предусмотреть возможность строительства клиник при высших учебных заведениях, которые станут центрами научных разработок и внедрения современных инновационных технологий, подготовки студентов (слушателей), проведения послевузовского образования.

 

Министерству здравоохранения Российской Федерации

1. Привести номенклатуру врачебных должностей и специальностей в соответствие с прогнозируемой потребностью, устранить дублирование функций специалистов, предусмотреть возможность оказания комплексных медицинских услуг и перераспределения функций между врачебным и средним медицинским персоналом на основе изменения эпидемиологической ситуации и связанного с этим сокращения или увеличения потребности в медицинских услугах.

2. Разработать и утвердить профессиональные стандарты деятельности работников системы здравоохранения с учетом номенклатуры врачебных должностей и специальностей, содержащие требования к уровням квалификации и образования. Обратить внимание на обязательный перечень конкретных должностных обязанностей с учетом знаний, умений и навыков, профессиональные, психологические и этические нормы деятельности, позволяющие работнику реализовывать трудовые функции.

3. Привести образовательные стандарты в соответствие с профессиональными стандартами, обратив внимание на развитие "ключевых компетенций" специалиста - комплекса психологических качеств, способностей, знаний умений и навыков, обеспечивающих эффективное выполнение определенной профессиональной функции.

 

Министерству здравоохранения Российской Федерации совместно с Министерством образования и науки Российской Федерации:

1. Обеспечить выполнение подпрограммы "Кадры", федеральной целевой программы развития здравоохранения.

2. Привести систему непрерывного профессионального развития работников здравоохранения в соответствие международным стандартам улучшения качества медицинского образования.

3. Разработать и обеспечить внедрение в практику унифицированных модульных программ последипломного образования работников по наиболее актуальным проблемам теории и практики здравоохранения, обратив особое внимание на подготовку:

- специалистов амбулаторно-поликлинических учреждений для практической деятельности в области первичной медицинской помощи, консультативной специализированной помощи, профилактики, медико-социальной помощи, медицинской диагностики и реабилитации.

- менеджеров различного уровня, работников кадровых, информационных, маркетинговых служб, экономистов, юристов, специалистов-экспертов по медицинской и медико-экономической экспертизе, медицинской педагогике и психологии, медико-техническому и лекарственному обеспечению.

4. Разработать и утвердить Положение о клинических базах высших учебных заведений, в котором регламентировать юридический статус кафедр, сотрудников, их лечебную нагрузку, ответственность, возможность проведения научных исследований, вопросы совместного использования оборудования и помещений, источники финансирования.

5. Включить в структуру модулей последипломного образования специалистов амбулаторно-поликлинических учреждений обязательную клиническую практику, направленную на обучение современным методикам и технологиям оказания медицинской помощи на базе аккредитованных больничных учреждений, шире практиковать стажировку работников в ведущих отечественных и зарубежных медицинских центрах.

6. Актуализировать действующие образовательные программы в соответствии с вводимыми порядками и стандартами оказания медицинской помощи.

7. Для повышения авторитета профессии преподавателя медицинского ВУЗа повысить тарифы заработной платы профессорско-преподавательскому составу клинических кафедр.

 

Органам законодательной (представительной) и исполнительной власти субъектов Российской Федерации:

С целью обеспечения субъектов медицинскими кадрами разработать и принять соответствующие региональные программы.

 

 

 

С Т Е Н О Г Р А М М А
 
"круглого стола" Комитета Государственной Думы
по охране здоровья на тему: "Кадровое обеспечение
отрасли здравоохранения: проблемы и перспективы"
 
Здание Государственной Думы. Зал 830.
21 июня 2012 года. 15 часов.
 
Председательствующий. Добрый день, уважаемые коллеги! Во-первых, спасибо вам большое за то, что вы сегодня собрались, несмотря на тёплый, солнечный, жаркий день. Надеемся, что у нас сегодня будет плодотворная работа, и не зря мы потратим сегодня время.
Давайте сначала, наверное, познакомимся, кто у нас есть, кто пришёл, кого нет. У нас Авдеева Марина Геннадьевна, проректор по лечебной работе по дипломному образованию, Кубанский государственный медицинский университет, приехала. Здесь, да? Да, есть. Анохина Антонина Васильевна, проректор по учебной работе Казанской госмедакадемии. Есть, да? Есть. У нас есть Баклушин Алексей Евгеньевич, проректор ... послевузовскому образованию Ивановской госакадемии. Есть. У нас Голубцов Александр Анатольевич, замгендиректора ... здравоохранения.
Денисов Игорь Николаевич, я думаю, даже представлять не надо. Спасибо большое. Ваш покорный слуга Дорофеев Сергей Борисович. Егуров Вадим Александрович, директор департамента образования и развития кадровых ресурсов Минздрава России. Есина Надежда Николаевна, гендиректор ООО "АВЦ". Есть, да. Иванов Александр Васильевич, главный редактор "Здоровья", журнал. Да, у нас есть. Калинин Роман Евгеньевич, ректор Рязанской госуниверситета. Каграмян Игорь Николаевич, замминистра здравоохранения Российской Федерации. Должен быть, но нет. Извиняюсь.
Куликов Олег Анатольевич, депутат Госдумы, зампредседателя Комитета по охране здоровья. Лесникова Марина Николаевна, исполнительный директор ... областной ассоциации врачей. Здесь у нас, да. Максимова Наталья Евгеньевна, главный врач, Тверской областной психоневрологический диспансер. Майдыкова Элла Евгеньевна, Минздрав Московской области. Есть у нас. Машетова Лариса Константиновна, ректор Российской медакадемии последипломного образования. Очень приятно.
Мурзабаева Салия Шарифьяновна, наш коллега, депутат Госдумы, нашего комитета. Натайлаков Мажид Ахметович, проректор по лечебной и научной работе, Башкирский госуниверситет. Натхо Разиет Хамедовна, это наш коллега, депутат Госдумы, член нашего комитета. Новицкий Вячеслав Викторович, ректор, Сибирский госмедуниверситет. Нет. Стоит плюсик. Огородова Людмила Михайловна, она сама по себе у нас, депутат Госдумы и член нашего комитета. Отвагин Игорь Викторович, ректор Смоленской госмедакадемии. Да, очень приятно.
Петровский Фёдор Игоревич, ректор Ханты-Мансийской госмедакадемии. Полунина Наталья Валентиновна, исполняющая обязанности ректора, Российский национальный исследовательский медуниверситет. Пономарёва Ольга Вячеславовна, начальник отдела социальных программ, представительство правительства Тюменской области. Здесь она у нас, да. Рошаль Леонид Михайлович, ну, думаю, не надо его представлять, все мы его знаем замечательно. Сажина Светлана Владимировна, ответственный редактор журнала "Здоровье". Хайрулина Ляйсан Мансуровна, начальник отдела развития Минздравсоцразвития. Казанская государственная медицинская академия Минздравсоцразвития России.
Шебаев Георгий Анатольевич, министр здравоохранения Башкортостана. Да. Шевкун Денис Леонидович, управляющий ГУП "Центральная аптека". И ещё у нас есть Карягин Александр Вячеславович, ЗАО "Медси". Да. Шрайдин Владимир Адамович, представитель Ханты-Мансийского автономного округа. Кмимов Валерий Николаевич, врач-эксперт, Москва. Малышев Николай Алексеевич, главный инфекционист города Москвы, профессор. Максимкина Елена Анатольевна, директор департамента Минздрава России. Барабанов Вадим Юрьевич, завкафедрой, я так понимаю. Да? Первая ... Вот, всё. Вот всех, наверное, назвал.
Давайте мы посоветуемся и решим, как будем поступать. Понятно, что кадровая проблема сегодня в отрасли здравоохранения, она, наверное, самая главная. Самая главная та, от которой зависит успех реализации многих начинаний, в том числе и президента, и правительства, и реализация последнего проекта по модернизации здравоохранения. Мы все, наверное, это очень хорошо, все, кто присутствует здесь, понимаем. Понимаем точно так же, что нет простых каких-то решений для решения этой очень не простой проблемы. И при всём том, я думаю, что все понимают, что непростая проблема и простых решений нет, очень хочется найти какие-то механизмы, которые бы сегодня тоже помогали нам, сегодня помогали бы решать эту проблему. И мы очень надеемся, что и все присутствующие здесь руководители вузов, кто приехал, и руководители органов управления поделятся своими соображениями, знаете, не столько теоретическими, наверное, может быть, сколько более практическими предложениями. У кого-то что-то получается, есть какая-то хорошая идея, чтобы это можно было услышать, может быть, чего-то нам не хватает в законодательстве, чтобы мы смогли эту проблему, начали бы её решать более энергично. Понятно, как бы её ни нарешал, процесс подготовки специалиста, он имеет определённое количество времени.
Но мы точно так же понимаем, что на рынке труда есть определённое количество специалистов, которые по определённым соображениям не идут в здравоохранение или уходят в какие-то смежные области. Вообще, хотел бы, чтобы их вернуть и всё, чтобы это работала на наших, в конце концов, пациентов, на всю систему, чтобы легче стало коллегам, и врачам, и медицинским всем остальным работникам, потому что всё остальное это вот как-то без них тяжело воплощать. Любые идеи воплощают люди.
Я бы не очень утруждать вас своим вниманием. Хотел бы попросить Людмилу Михайловну Огородову тоже выступить. Она у нас один из главных разработчиков этого "круглого стола" была и подготавливала. У неё есть свои соображения, свои взгляды и свои предложения тоже по ведению, вопросы, которые я хотел бы обсудить. Поэтому, Людмила Михайловна, вам слово.
Огородова Л.М. Спасибо большое, Сергей Борисович.
Я также приветствую всех, кто сегодня прибыл на этот "круглый стол". И огромное спасибо вам. Мы действительно ожидаем сегодня начала разговора в условиях формирования нового правительства, вот почему "круглый стол" сегодня. На самом деле в последнее время было очень много различных мероприятий, которые были посвящены и анализу, и точкам зрения, в том числе и правительства, на вопросы, решения в области кадровой политики. Но я просто думаю, что, поскольку сейчас идут распределения выпускников, прошло около полугода с начала запуска Земского проекта, то, наверное, мы должны поставить себе какие-то задачи на начало работы вот уже с сентября.
Бывая на территориях, как депутаты Государственной Думы, мы собираем себе в карман, в повестку очень большое количество вопросов с территорий и очень большое количество проблем. Вот я хотела бы, чтобы сегодня мы, наверное, если не ограничились, то, по крайней мере, попробовали ответить бы себе на те самые главные вопросы, которые мы получаем с территорий, которые тоже готовы решать вместе с вами. У нас есть экспертный совет по кадровой политике в здравоохранения в рамках Комитета по охране здоровья, который мог бы в дальнейшем работать, реализуя вот те решения, которые мы сегодня примем. Поэтому хотелось бы, наверное, озвучить круг вопросов, которые мы хотели бы с вами сегодня обсудить.
Вопросы первые. Вот у нас перекоса в кадровом наполнении или действительно дефицит кадров есть? Наполняемость врачебными кадрами, она соответствует международному стандарту, уровню или нет? Или речь идёт только о том, что наши выпускники или наши врачи предпочитают работать в центральных медицинских учреждениях, высокотехнологичных там, стационарных и так далее, на городской территории предпочитают распределяться или получать специализацию, которая может приносить им дополнительный доход? Потому что зарплата врача, она сегодня всё-таки низка по сравнению с теми трудозатратами, эмоциональной нагрузкой, которые они имеют. И в этом смысле, если нужно решать вопросы относительно дефицита кадров или перекоса в этом наполнении в управлении кадровой структуры, то, где ответственность государства, а где будет ответственность территории по решению этих вопросов.
Ну, наконец, если есть какие-то предложения по системным механизмам решения этого вопроса, например, если вы считаете, что необходимо создать отдельную отраслевую программу по кадрам, например, или какие-то другие системные решения, то мы готовы их услышать сегодня, и записать в проект решения и работать по ним.
Второе направление вопросов, которые хотелось бы сегодня обсудить, - это реализация проекта "Земский доктор". Нужно сказать, что это механизм краткосрочного решения проблемы. Её нужно решать сегодня и сейчас, потому что дефицит занятых ставок на некоторую территорию достигает 60 процентов, и по некоторым специальностям врачей вообще нет на некоторых территориях. И ситуация поэтому требует немедленного решения вопроса. И поэтому возник проект "Земский доктор".
Но все ли вопросы он решает? Если у вас есть информация с территорий, она у меня есть, я, может быть, потом тоже поделюсь этим опытом, как в Томской области это решается, мы нашли некоторые механизмы, которые позволяют нам решать эти вопросы. Но каковы намерения выпускников интернов, ординаторов ваших вузов, например, сегодня? Распределение ли ведь уже идёт. Увеличился ли поток выпускников, который согласен поехать в рамках этого проекта "Земский доктор", в рамках другой социальной поддержки, муниципальной поддержки на местах, может быть? Или этот проект не решает всех вопросов, он их не закрывает, его надо расширять, дополнять?
Ну, наконец, вопрос, нужно ли продлевать этот проект, потому что он уже заканчивается? А у нас, например, в университете, пятый, шестой курс спрашивает: а нам нацеливаться на этот проект? А будет ли он продлён? А можем ли мы сейчас уже присматривать территорию, куда мы хотим поехать работать?
Следующий круг вопросов, которые хотелось бы обсудить, и это тоже очень важно, не только дефицит кадров, но и качество подготовки кадров и качество подготовки кадров в связи с тем, что у нас внедрён уже третий стандарт подготовки, образовательный стандарт. И в соответствии с этим образовательным стандартом у нас уже появляются выпускники. В 2016 году в соответствии с законом об охране здоровья граждан у нас будет новая модель аттестации выпускника: аккредитация, формирование листа по видам медицинской помощи. Что это такое? Как это будет развиваться? Потому что, мне кажется, что на местах ректоры, администрация вузов с трудом представляют себе, например, ответы на вопросы: где будет проходить подготовка выпускника будущего и его последипломная подготовка? На каких медицинских базах? Какое штатное расписание, например, преподавателей будет закладываться в эту подготовку? Этим будут заниматься высокотехнологичные центры или университеты?
Наверное, есть вопросы о том, а кто будет готовить или заниматься переподготовкой этих врачей? Не нужно ли нам тех врачей, которые будут готовить этих врачей тоже где-то, повышать их профессиональный уровень? А появится ли у нас академический обмен, действительно, в рамках международного сотрудничества? Как он будет выглядеть? Готовы ли мы к этому академическому обмену? Есть ли запрос на него?
Ну и, наконец, последний вопрос. Мы всё-таки говорим о том, что основной задачей подготовки выпускника медицинского вуза является подготовка врача первичного звена и потом его дальнейшая подготовка по специальности, по специализации и так далее. А те врачи, которые будут работать в центрах высокотехнологичной медицинской помощи, я имею в виду, в первую очередь, лабораторную службу, высокоинтеллектуальная диагностика с той аппаратурой, которая поступает сегодня в эти центры, в эти учреждения, исследовательские процессы, которые этими врачами должны вестись. Вот подготовка этих врачей и качество их работы, как будет регулироваться? То есть, это, конечно, я уже сейчас говорю о механизмах долгосрочной работы с кадрами, подготовки кадров, потому что основой всё-таки кадровой политики является привлекательность отрасли. А привлекательность отрасли - это не только уровень заработной платы, как говорят нам наши выпускники, а это всё-таки и технологическое оснащение отрасли и наличие технологий вот тех, которые за рубежом используются, которые и чувствительны, и эффективны для диагностики и лечения пациентов. Это очень важные вопросы для нашей молодёжи сегодня.
Я была бы очень благодарна, если бы сегодня смогли обсудить эти вопросы, какие-то болевые точки обнажить и предложить и, самое главное, какой-то опыт, может быть, или предложения в решении. Спасибо большое.
Председательствующий. Спасибо, Валентина Михайловна.
Вадим Александрович Егоров, подготовиться потом Анохиной Антонине Васильевне.
Егоров В.А. Уважаемые депутаты Государственной Думы! Уважаемые члены данного совещания!
Конечно, тема по кадровому обеспечению здравоохранения является достаточно острой, и мы ее уже достаточно давно обсуждаем и с Национальной медицинской палатой и с Государственной Думой Российской Федерации. Потому что действительно проблемы есть. Проблемы есть в обеспечении кадровых, в занятии ставок наших должностей, и я в сегодняшнем докладе, конечно, некоторые цифры приведу.
Но мы должны с вами прекрасно понимать, что эффективность деятельности всей системы здравоохранения во многом зависит и от качества работы медицинских кадров и управленческого звена, которое напрямую связано с уровнем подготовки специалистов системы здравоохранения и их профессиональным развитием, а также рациональным размещением и использованием медицинских кадров. Обеспеченность системы здравоохранения медицинскими кадрами в свою очередь определяет доступность и качество оказания медицинской помощи населению.
По состоянию на 1 января 2011 года в учреждениях здравоохранения системы Минздравсоцразвития России работало 619 тысяч врачей и миллион 300 медицинских работников со средним профессиональным образованием. Обеспеченность на 10 тысяч населения составила врачами 43,4, средним медицинским персоналом - 92,4. Ну, за этими сухими цифрами, на самом деле, мы видим, мы никогда не увидим коэффициент совместительства, и мы никогда не увидим средний возраст. Поэтому, конечно, только основываясь на этих цифрах говорить о кадровом обеспечении нельзя.
Ситуация у нас достаточно стабильная и мы отмечаем, правда, мы отмечаем с 2010 года отток по врачам, а с 2009 года мы отмечаем отток по средним медицинским работникам по физическим лицам.
За последние 5 лет приток количества врачей составил около 3 тысяч человек, в 2008 году у нас увеличилось на 5,4, в 2010 году на 13 тысяч человек. Около 7 процентов врачей, 15 процентов средних медицинских работников работают в учреждениях здравоохранения, расположенных в сельской местности, а в сельских районах у нас отмечается самая большая нехватка специалистов различного профиля.
Если национальный приоритет и национальный проект в сфере здравоохранения позволил решить эту проблему по обеспечению врачами первичного звена здравоохранения, то по врачам узких специальностей, конечно, у нас на селе их, откровенно говоря, совсем не хватает.
Отмечается и неоднородность показателя обеспеченности населения врачами средними медицинскими работниками среди территорий. Наибольшее значение показатель обеспеченности врачами в 2011 году отмечен в Северо-Западном федеральном округе, наименьшее - в Северокавказском федеральном округе. Максимально высокий уровень обеспеченности врачами отмечается в Чукотском автономном округе, Санкт-Петербурге, Москве, Северная Осетия. Минимальные уровни обеспеченности врачами сохраняются в Чеченской республике, но также и по Центральной России, это Тульская область, по северо-западной это Калининградская область.
В настоящее время острый дефицит врачебных кадров отмечается практически во всех типах учреждений здравоохранения, в подавляющем числе субъектов Российской Федерации, в сельских местностях, особенно в районах Крайнего Севера. Аналогичная ситуация складывается и со средними медицинскими работниками. Наибольшее значение показатель обеспеченности средним медицинским персоналом в 2011 году отмечен в Уральском федеральном округе. Наименьшее опять же в Северокавказском федеральном округе.
Для решения проблемы кадрового обеспечения учреждений здравоохранения в сельской местности у нас принят соответствующий федеральный закон, это программа "Земский доктор", которая дает по одному миллиону рублей на решение жилищных и других бытовых проблем при условиях работы на селе не менее пяти лет. В то же время опыт реализации этой программы уже показал, что ряд субъектов Российской Федерации, к сожалению, не могут им воспользоваться, поскольку административно-территориальное деление этих субъектов Российской Федерации просто, ну, в ряде вообще нет, да, там Магаданская область, Мурманская область, села практически нет, соответственно закон на них не работает на эту категорию. У нас даже есть случаи, когда выделенные бюджетные ассигнования, мы реально можем ими, субъекты ими не смогут даже воспользоваться. Поэтому это, конечно, достаточно большая проблема, которая также требует решения, но на уровне законодателя, на уровне даже Государственной Думы.
У нас введен, Федеральным законом № 323 введен федеральный регистр медицинских работников. Он ведется в настоящий момент всеми субъектами Российской Федерации и уже на сегодняшний день федеральный регистр. Данные федерального регистра можно получить по распределению медицинских работников в каждом субъекте по возрасту, специальности, выделить количество специалистов, которые имеют квалификационные категории, какие у них сертификаты специалистов, также определить специалистов, которые долгое время не проходили повышение своей квалификации.
Однако есть тоже определенная проблема. Понятно, что регистр, федеральный регистр, он только-только начинает работать. И достоверность аналитической информации, конечно, зависит от качества введения регистра субъектами Российской Федерации.
А некоторые субъекты, к сожалению, относятся к этой работе несколько не так, как хотелось бы всё-таки нам. Мы отмечаем их по Республике Ингушетия, по Чукотскому автономному округу, по Москве, по Ленинграду, по Архангельской, Псковской, Амурской областях, отмечается низкая активность по введению данного регистра.
Вместе с тем, развитие всей ... здравоохранения должно дать мощный импульс по работе с регистрами медицинских работников. Здесь, в первую очередь, мне хотелось бы просто отметить, отвлекаюсь немножко, о том, что этот регистр нужен не федеральной власти, этот регистр нужен, в первую очередь, самим субъектам Российской Федерации, поскольку данные территориального регистра, они открыты. И если оперировать этими данными, то можно чётко сформировать кадровый профиль субъекта Российской Федерации и с ним дальше работать.
Понятно, что у нас есть субъекты, которые имеют в своём ведении, на своей территории высшие учебные заведения. К сожалению, есть территории, где нет медицинского вуза. И вот с этими территориями, конечно, нам необходимо в дальнейшем работать. Почему? Потому что подготовка кадров сейчас, в настоящее время в большинстве случаев осуществляется всё-таки медицинскими институтами, подведомственными Минздравсоцразвития России, а не субъектами Российской Федерации.
Здесь мне хотелось бы отметить, что вот мы с этого года по заданию Министра здравоохранения, ещё и социального развития, ещё Татьяна Алексеевна была. Татьяна Алексеевна дала чёткое задание, чтобы мы в течение первого полугодия 2012 года встретились со всеми субъектами Российской Федерации и провели заслушивания кадровых программ субъектов.
Сделано это для одной задачи, сделано это для того, чтобы мы максимально эффективно сумели установить контрольные цифры приёма, это единственный механизм по управлению количеством подготовки специалистов, именно количеством подготовки специалистов для субъектов Российской Федерации.
И надо отдать должное, что в большинстве своём эта работа дала о себе знать. Потому что те данные, которые субъекты Российской Федерации сумели защитить, они позволили нам дать оценку о том, если мы выделяем контрольные цифры приёма, если мы выделяем место, то на это место точно придёт человек, что это место не сгорит в общем объеме.
Есть, конечно, определённые проблемы. Проблемы в том, что мы выделяем контрольные цифры приёма, как только нам их Министерство образования и науки спускает, в весенне-летний период каждого года. Это то время, когда уже выпускник определился со своей специальностью.
Конечно, это необходимо делать намного раньше, потому что формирование у выпускника того места своей будущей профессии, конечно, происходит не за три дня до выпуска, оно происходит и должно происходить, где-то на третьем, на четвёртом курсе.
Поэтому объёмы подготовки специалистов, конечно, необходимо формировать не за несколько дней, а необходимо формировать на несколько лет вперёд. Тогда мы, соответственно, сможем существенно повысить заполняемость и, самое главное, мы сможем уйти от такого, очень сложного фактора, когда мы дали диплом выпускнику, а он ушёл из профессии.
Это самое, на самом деле, обидное, когда, если человек ушёл с первого курса, его можно понять. Это не понравилась специальность, понял, что это не его. Но если государство заплатило и подготовило этого специалиста, потратило достаточно большие деньги, то потерять этого специалиста уже с дипломом это самое обидное.
Поэтому я считаю, что основная задача как вузов, так и субъектов Российской Федерации это повысить именно процент дохода специалистов, которые у нас получили медицинское образование, чтобы они попали в отрасль. И эта задача, я считаю, что она должна быть совместно решена как Министерством здравоохранения, так и субъектами Российской Федерации.
До того времени, пока субъекты Российской Федерации не смогут сформировать свои кадровые программы, мы, к сожалению, так и будем решать исключительно оперативные задачи, исключительно оперативного характера.
Комплексное решение проблемы должно быть, и оно возможно только, если мы сообща будем за несколько лет вперёд понимать, какие и где будет подготовка кадров, какая будет подготовка кадров и по каким специальностям.
Здесь есть ещё один момент, который нас как Министерство здравоохранения очень волнует. Мы все прекрасно понимаем, что есть очень сложные темы с введением распределения. Эту тему мы, Леонид Михайлович, с вами достаточно много обсуждали и на площадке Государственной Думы. Ещё Президент Российской Федерации, тогда Дмитрий Анатольевич Медведев чётко сказал, что возврата к распределению быть не может. Но в то же время мы совместно с Министерством образования и науки Российской Федерации разработали законопроект, его должны уже были внести в Государственную Думу, ответственным тут Минобрнауки является, о финансовой ответственности выпускников, которые получили образование в рамках целевого приема. Вот есть свободный конкурс, есть целевой прием. И если со свободным конкурсом мы особо сделать ничего не может, действующее законодательство не позволяет, то работать с целевиками и заставить целевиков вернуться в распоряжение тех субъектов Российской Федерации, тех муниципальных образований, которые выдали им целевые направления, мы, соответственно, можем. Соответствующий законопроект мы, ещё раз говорю, согласовали. Но здесь мы, когда проводили анализ и подготовку к согласованию этого законопроекта, мы столкнулись с очень тяжелой проблемой. Проблема заключается в том, что субъекты Российской Федерации в большинстве своем, к сожалению, не занимаются со своими целевыми студентами. То есть целевой прием у нас ограничивается исключительно выдачей целевых направлений. Соответственно, льготный прием и всё. После этого целевиком никто не занимается.
В то же время у нас есть и хорошие примеры. Горьковская, Нижегородская область, я знаю, что достаточно четко работает уже на этапе третьего курса, работают с целевиками, работают с теми со своими студентами, предлагают им в будущем место работы, предлагают им меры социальной поддержки, которые, конечно, позволяют решить ту проблему, которая налажена.
Какие мы обнаружили, что сделано в настоящий момент? В настоящий момент в 323-м законе "Об основах охраны здоровья" сделан достаточно большой рывок к тому, чтобы понятие само "медицинское образование", оно было более, вписывалось в действующее законодательство. Так, в законодательство введены понятия "клиника" и "клиническая база" как элементы структуры практической подготовки обучающихся, определен механизм взаимодействия государственных муниципальных образовательных учреждений. В то же время также есть определенная проблема, потому что многие высшие учебные заведения, получив от законодателя, в законе это четко записано, право на безвозмездное пользование тем имуществом, которое предоставляется для клиник и клинической базы, пока что не решен вопрос с оплатой коммунальных услуг. Это вопрос очень тяжелый, и мы его будем выносить на правительство Российской Федерации, потому что коммунальные платежи здесь являются очень тяжелым грузом для высших учебных заведений, хотя мы все прекрасно понимаем, что подготовка кадров нужна всем. И субъекты зачастую готовы освободить высшие учебные заведения от оплаты коммунальных услуг, но, к сожалению, большинство контрольных органов это не позволяет сделать, и, опять же мы поэтому хотим вот эту тему на уровень правительства вынести.
Начиная с 2011-2012 года, высшие учебные заведения осуществляют обучение студентов по программам высшего профессионального образования и по новым государственным образовательным стандартам, те стандарты, про которые уже несколько слов отметила Людмила Михайловна. Отличие данных стандартов, конечно, является увеличение доли практической подготовки в процессе обучения, что позволит допускать выпускников к самостоятельной профессиональной деятельности. Для лечебного дела - это должность - врач участковый, терапевт, для педиатрии - это врач участковый, педиатр. Для того чтобы сделать этот рывок, нам необходимо решить очень важную проблему. Нам необходимо повысить качество подготовки специалистов и причем сделать это таким образом, чтобы выпускник вуза был готов работать на участке.
К сожалению, мы обращаем внимание, что не все высшие учебные заведения к этой работе пока что готовы. Эту задачу мы считаем первостепенной задачей Минздравсоцразвития России. Поэтому буквально в понедельник министром здравоохранения принято решение, у нас вводится новая должность главного внештатного специалиста по медицинскому и фармацевтическому образованию. Эту должность будет занимать член-корреспондент Российской академии медицинских наук товарищ Маев Игорь Вениаминович, долгое время работавший в должности проректора по учебной работе Московского государственного медико-стоматологического университета. Основная задача, которая будет стоять перед этим человеком и нами как федеральным органом исполнительной власти, это методическое сопровождение всего образовательного процесса. В первую очередь, конечно, сейчас это второй курс, потому что только второй курс зашел, но нам необходимо обновить все программы, обновить программы подготовки специалистов, сделать так, чтобы эти программы подготовки были, соответствовали порядкам и стандартам оказания медицинской помощи, чтобы они были адаптированы к тем реальным условиям и профессиональной деятельности выпускников, что у нас произойдет через несколько лет.
И самый главный момент - это, конечно, то, о чем тоже Людмила Михайловна говорила, это переход с 2016 года на процедуру аккредитации. Вот аккредитация, она от сертификации отличается не просто названием. Сертифицируется специальность, а аккредитовываться будет должность. Это, наверное, такой один из существенных моментов, потому что мы тем самым сможем уйти от той проблемы, о которой ещё и Игорь Николаевич Денисов говорил, что бывают и не оперирующие хирурги, которые работают в поликлиниках, а формальный сертификат хирурга один. Формально этот человек может и оперировать, и... Чтобы этой темы у нас не произошло, аккредитация специалиста будет учитывать профессиональные компетенции каждого человека. Умеешь делать аппендиктомию, у тебя это будет..., тебе это будет делать. Не умеешь, значит, соответственно, у тебя этого права не будет.
Но, как только это... Для того чтобы система аккредитации заработала, а она должна заработать с 2016 года, мы должны совместно с медицинской общественностью установить критерии этой аккредитации. Потому что сейчас эта система... пока что её ещё нет. И мы должны определить критерии, по которым мы будем проводить эту аккредитацию, определить орган, который проводить эту аккредитацию, и, соответственно, те документы. То есть сделать всю нормативную базу под это дело.
Безусловно, работу по пересмотру учебных программ мы планируем..., это будут делать не сотрудники Минздравсоцразвития России. Это будут делать специалисты. В первую очередь, мы хотим привлечь специалистов Всероссийской академии медицинских наук, профессионального сообщества, те ведущие высшие учебные заведения, которые имеют уже опыт работы. Потому что без этой работы мы просто не будем сдвигаться с места. Медицинское образование, оно всегда придерживалось традиционной системы обучения. Но в то же время мы должны понимать, что мы должны двигаться вперёд.
Одна из задач, которую поставила Вероника Игоревна, это существенное усиление фундаментальной подготовки, фундаментальной подготовки на именно студентов, не на этапе послевузовского профессионального образования, а именно студентов. Это необходимо для того, чтобы дать студентам..., чтобы студенты у нас были конкурентоспособными. У нас есть высшие учебные заведения, которые действительно работают по фундаментальным наукам достаточно сильно. И все те наработки они внедряют в образовательный процесс. Но, к сожалению, это не все.
Поэтому в ближайшее время, вот как раз у нас сейчас начинается второй по новым государственным образовательным стандартам. Поэтому уже к сентябрю мы планируем направить в высшие учебные заведения методические рекомендации. И, более того, с сентября месяца начинается масштабная акция Минздравсоцразвития России, Минздрава России по повышению квалификации профессорско-преподавательского состава. В первую очередь, мы берём преподавателей первого и второго курса, с 2013 года мы уже начнём повышать квалификацию преподавателей третьего, которые задействованы на третьем курсе. Потому что без... Если мы не будем давать студентам основы биоинформатики, не будем давать им основы современной биохимии, молекулярной генетики, то без этого использовать современные методы диагностики и лечения просто невозможно. Работа достаточно сложная. И, конечно, мы к ней также будем привлекать здесь уже не только Российскую академию медицинских наук, но и Российскую академию наук.
Безусловно, требует изменений и система подготовки в преддипломном образовании. Вы знаете, что в этом году у нас введены понятия "федеральные и государственные требования". Это аналог государственного образовательного стандарта, только на этапе после вуза. Туда введена симуляционная подготовка. Но в то же время мы ввести-то её ввели, а высшие учебные заведения в полном объёме пока что не могут у себя использовать те симуляционные тренажёры, симуляционные навыки, которые должны быть. Поэтому в бюджет 2013 года мы планируем заложить финансовое обеспечение под развитие симуляционных классов в высших учебных заведениях. Без этого, соответственно... Понятно, что эта работа не одного года. Но если мы эту работу начнём уже в 2013 году, к 2016 году все высшие учебные заведения смогут уже эти симуляторы у себя иметь, наладить поток по симуляционной подготовке, которая потом будет использоваться не только на этапе после вуза, но и будет обязательной и должна быть обязательной и на этапе повышения квалификации специалистов. Потому что здесь действительно, что греха таить, многие приезжают на повышение квалификации, которая в некоторых моментах устарела.
Для чего человек приехал на повышение квалификации? Чтобы получить новые знания, получить основу работы новой техники. И для этого как раз и будут, мы и планируем в высших учебных заведениях создать эту систему к 2016 году, которая будет являться в том числе и основой по аккредитации и основой при аккредитации специалистов.
Убеждён, что вот если мы все эти моменты сумеем решить, вот сейчас мы формируем "Дорожную карту", "Дорожную карту" мы как раз уже к сентябрю месяцу планируем уже доложить, и по этой "Дорожной карте" мы планируем провести большое мероприятие с Минздравсоцразвития России с субъектами Российской Федерации, совместно собрать и руководителей органов управления здравоохранением субъектов Российской Федерации, и руководителей высших учебных заведений, чтобы скоординировать эту работу, и чтобы она соответственно уже давала какие-то достаточно большие результаты.
В решении данного заседания "круглого стола" мне, конечно, чтобы было записано вот наше пожелание, чтобы субъекты Российской Федерации, конечно, продумали, каким образом они будут у себя принимать программы развития кадрового обеспечения свои собственные, субъектовые. Мы готовы здесь соответствующую помощь оказать, особенно тем субъектам, которые не имеют на своей территории высших учебных заведений, чтобы была по каждому субъекту "Дорожная карта", и тогда мы сможем уже по каждому субъекту прицельно работать по повышению данной работы.
Понятно, что здесь я рассказал только, наверное, о тех основных моментах, чтобы мне время особо много не занимать, но готов, естественно, и на те вопросы, которые будут, соответственно ответить. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо большое, Вадим Александрович. Субъекты-то должны такие программы принять. А вот как вы считаете, федеральная такая целевая программа должна быть, скажем, "Медицинские кадры"?
Егоров В.А. Безусловно, такая федеральная целевая программы, мы, знаете, что сейчас работает, сейчас существует указ Президента Российской Федерации, соответствующее постановление правительства о разработке федеральных государственных программ. Есть программа развития образования, есть программа развития здравоохранения, они сейчас проходят соответствующее утверждение в федеральных органах исполнительной власти.
Мы в программу развития здравоохранения, в нашу ведомственную программу этот блок записали. Но в то же время эта работа, она носит больше рамочный характер. А вот та прицельная, о которой я говорю, для каждого субъекта, она уже будет, то есть мы рамку поставили вот в этой программе, как только она будет принята, а соответственно уже конкретные решения, потому что нельзя под одну гребёнку мерить Чукотку и Ленинград. Понятно, что мы здесь уже должны в рамках той программы, которую мы будем принимать, уже учитывать особенности каждого субъекта Российской Федерации.
                      . Можно вопрос? Вадим Александрович, а эта программы "Кадры", которая внутри государственной программы развития здравоохранения, она финансированием планирует быть подкреплённой? Будут разнесены вот ответственности федерального уровня и территорий по решению проблемы кадровой? То есть надо же эти функции, мне кажется, как-то разносить.
Егоров В.А. Совершенно верно. Здесь в настоящий момент финансовый блок ещё утверждается Министерством финансов Российской Федерации. То есть пока что у нас на этапе согласования только смысловая часть. Финансовый блок будет после того, как его согласует Минфин, Минэк. В любом случае здесь у нас пока что идёт, нам надо по смыслу договориться с Министерством образования и науки Российской Федерации, которые хотят весь блок подготовки кадров пока что взять на себя. Поэтому, как только будет решён этот вопрос, то и вопрос с финансовым обеспечением, он соответственно будет там также отражён.
Председательствующий. Ну, ещё вы её обсудите так публично достаточно, эту программу, наверное, очень важную для всех территорий, перед тем как её принимать. Было бы вообще замечательно.
                     . Государство планирует монетарировать государственные программы. И для этого механизмы разработаны сегодня, они будут запущены осенью.
Председательствующий. Анохина Антонина Васильевна. Проекты по учебной работы, Казанская государственная медицинская академия. Подготовиться Мажиду Ахметовичу.
Анохина А.В. Спасибо.
Глубокоуважаемые депутаты Государственной Думы, уважаемые коллеги, участники "круглого стола"! Разрешите представить вашему вниманию некоторое видение данной проблемы Казанской государственной медицинской академии, которая занимается последипломной подготовкой. Это государственное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования, и есть своеобразное, конечно, видение проблемы.
Итак, всем известно, что (и статистика это неопровержимо доказывает) от 30 до 40 процентов выпускников медицинских и фармацевтических вузов, обучающихся на бюджетной основе, не работают врачами.
Формат взаимодействия учреждений высшего и среднего медицинского образования органов управления здравоохранения на сегодняшний день устарел. Он не отвечает вызовам времени. Четырёхсторонние договоры, заключаемые с выпускниками вузов, зачастую формальны. И руководители органов управления здравоохранениями субъектов Российской Федерации, к сожалению, формируется любой заказ, как правило, хаотично, без глубокого анализа необходимых специалистов.
В свою очередь выпускники вузов, выбирая специальность, плохо себе представляют проблемы трудоустройства. И отсутствие такой координации госзаказа и реальной потребности в специалистах приводит, естественно, к диспропорции кадровой обеспеченности отрасли.
Наше учреждение является координатором по послевузовскому и дополнительному профессиональному образованию специалистов здравоохранения Приволжского федерального округа. И те данные, которые поступают к нам из субъектов региона, позволяют после соответствующего анализа сделать некоторые выводы. Так, например, совместная работа образовательных учреждений и министерств, и ведомств здравоохранения Приволжского федерального округа за последние два года позволила улучшить ситуацию, позволила сделать некоторые положительные шаги на рынке труда.
Так, например, в 2011 году нетрудоустроенными остались только 10 процентов выпускников интернатуры и ординатуры Приволжского федерального округа, что в полтора раза меньше по сравнению с 2010 годом. Среди выпускников интернатуры их число сократилось в 3,5 раза, что тоже, в общем-то, на наш взгляд, достаточно хорошая позиция.
В то же время по тем данным, которые подверглись анализу, в системе здравоохранения Приволжского федерального округа, отмечается существенный дефицит кадров по основным специальностям: это хирурги, терапевты, врачи скорой медицинской помощи. И настораживает то, что именно выпускники этих специальностей не могут найти себе работу на рынке труда. Вероятно, вот как раз имеет место какая-то дискоординация действий одних и других. Видимо, нужна какая-то такая политика, которая бы объединяла, координировала эти вопросы.
Статистический анализ показывает, что медицинскими кадрами Приволжского федерального округа в большей степени не хватает и потребности на селе.
В 2010-2011 году в ряде регионов Приволжского федерального округа молодые специалисты получили поддержку при оформлении земельных участков под строительство жилья, при выплате ипотечного кредита. Молодым специалистам выплачивались подъёмные. В ряде регионов в лизинг на пять лет предоставлялся автотранспорт. Заинтересованные в молодых специалистах работодатели нередко посещали учебные заведения. Эффективное взаимодействие медицинских образовательных учреждений с местными органами исполнительной власти республик и областей имело положительный результат. Выпускники интернатуры и ординатуры медицинских вузов Башкирии, Мордовии, Нижнего Новгорода, Ижевска, Кирова, Саратова, Казани вдвое чаще, чем до 2010 года выбирали село местом своей будущей работы.
Однако в целом по региону статистические данные последних лет доказывают, что молодые специалисты предпочитают устраиваться хоть и не по специальности, но всё же в крупных республиканских и областных центрах. И некоторые опросы позволили сделать вывод, что среди причин называется, во-первых, возможности профессионального роста и развития в современных медицинских центрах, оснащенных высокотехнологическим оборудованием.
И, во-вторых, что немаловажно для молодых семей, это наличие развитой инфраструктуры и социальной сферы.
Как справедливо отметила Вероника Игоревна Скворцова, весь вклад в обучение студента должен вернуться отработкой не менее трех лет по специальности. Нам думается, что введение кадрового планирования и возврата выпускников вуза по месту заключенных договоров, может быть наиболее оптимальным выходом из создавшейся ситуации.
Примером может служить Кировская область, где заключенные четырехсторонние договора реально работают, и согласно договору выпускник обязан отработать три года по месту, указанному в договоре.
Нельзя не остановиться на условиях подготовки будущих медиков. Подготовка высококвалифицированных специалистов для отечественного здравоохранения невозможна без обучения практическим навыкам. Однако некоторые законодательные и нормативные акты последних лет несколько осложнили этот процесс, и необходимо совершенствовать то нормативно-правовое регулирование, которое на сегодня несколько отстает от времени. Вузы и профессорско-преподавательскому составу зачастую приходится быть в унизительном положении перед администрацией лечебных учреждений для того, чтобы провести практические занятия с будущими специалистами. А как иначе научить будущих специалистов медиков, особенно если мы занимаемся послевузовскими формами обучения? А значение клинических баз образовательных учреждений зачастую ничем не отличается от обычных больниц, что то же само по себе вызывает очень большие сложности в образовательном процессе.
Мы все очень ждем новое положение о клинической больнице, а котором должны быть отражены, конечно же, правовые основы участия преподавателей, обучающихся медицинской деятельности данного учреждения. Новое положение о клинической больнице должно определить клинику, прежде всего, как образовательно-научно-лечебный комплекс.
Клинический центр по оказанию высокотехнологичной медицинской помощи, он, безусловно, должен быть оснащен в соответствии с современными стандартами, поэтому только в таком учреждении мы можем повышать квалификацию и продолжать обучение выпускников на последипломных формах образования. Он должен быть клинической базой образовательно-медицинского учреждения и эта база, эта больница, будучи клинической базой должна быть не просто престижной для медицинского учреждения, это должно быть экономически выгодно, и медицинское учреждение должно быть удостоено этого звания.
Главная задача послевузовского обучения - это, конечно же, приобретение практических навыков. И поэтому, на мой взгляд, необходимо предусмотреть финансирование не однократное, а систематическое для создания симуляционных центров и расходных материалов к этим симуляционным центрам, потому что это достаточно дорогостоящее мероприятие и просто из внебюджетных фондов учреждения образовательного это невозможно потянуть. И это необходимо, прежде всего, для подготовки специалистов хирургического профиля. Вот таких рукодельников научить без симуляционных центров невозможно. Образование такого уровня должно соответствовать зарубежным стандартам подготовки специалистов, иначе здесь просто мы не выдержим никакой конкуренции.
В настоящее время профессорско-преподавательским составом нашей академии разработана программа, ну, как пилотный такой проект подготовки продвинутых хирургов-эндоскописков на цикле "Мануальные навыки в эндоскопической хирургии. Продвинутый курс, с отработкой сложных операций на свиньях", вот то, что мы, так сказать, придумали сделать в качестве симуляционного такого курса для того, чтобы повысить квалификацию хирургам-эндоскопистам.
Требуют безотлагательного решения, безусловно, на наш взгляд, нормативно-правовые вопросы сертификации специалистов. Потому что вот на рынке труда наблюдается напряжённость, именно связанная с вот этой разнородностью пониманий, когда-то одни специалисты прошли и закончили учреждения и уже работали, и сейчас, имея новые требования и нормативные документы, законодательные документы, мы спотыкаемся о такую проблему, что сертификат не является документом государственного образца, это узко, ведомственный документ. И здесь, конечно, наступает очень большая проблема о выдаче.
На наш взгляд, вот вопросы сертификации специалистов ни в коем случае не должны смешиваться с учебным процессом. Это должно быть разъединено, иначе, о какой качественной составляющей образования может идти речь. Сами возим, сами грузим. Сами даём себе оценку.
Необходимы современные нормативные документы о возможностях дистанционного повышения квалификации специалистам здравоохранения. Актуальным является обеспечение образовательных медицинских учреждений методическими пособиями и рекомендациями для широкого внедрения дистанционных образовательных технологий в последипломный образовательный процесс.
И в заключении, уважаемые коллеги, так представляется нам, что сегодняшний откровенный разговор во многом будет способствовать обновлению отечественного здравоохранения с сохранением его лучших традиций. Спасибо за внимание.
Председательствующий. Спасибо.
Рошаль Л.М. Можно?
Председательствующий. Да, конечно.
Рошаль Л.М. Я Министерству здравоохранения вот этот не задавал, потому что знаю ответ.
Вот у вас в Приволжском округе, как вам кажется, сколько лет вам потребуется, чтобы решить кадровый вопрос по сегодняшнему состоянию?
Анохина А.В.  Вы знаете, конечно, мне очень трудно судить, потому что я вижу только статистику этой проблему. Но мне кажется, что при той динамике, которую мы видим на сегодняшний день, и поскольку мы ставим эти вопросы, потому что они уже наболели, это не решится быстро.
С другой стороны, если мы сегодня примем решение о том, чтобы что-то двигалось, конечно, мы можем увидеть это ещё при нашей жизни, вот всех присутствующих, я так думаю.
Рошаль Л.М. А как вы относитесь к идее государственного распределения?
Анохина А.В.  Вы знаете, наверное, это, вот очень важно в нашем разговоре это слова и понятия. Может быть, я согласна с тем, что старым пониманиям вот того, что вы называете распределением, возврата быть не может. Оно уже ушло. Но, поскольку должны заключаться договора не формально и отслеживаться, а это может быть только решаемо финансовыми какими-то механизмами, возврат вот тех направленных целевиков, это, безусловно, как раз то, о чём мы говорим. Координация, госзаказа чего, для кого мы готовим этих специалистов. Мы должны чётко себе представлять, а для кого это мы делаем?
Вот у наших выпускников порой я вижу немножко идеалистическое отношение, я бы сказала не совсем серьёзное к тому, а я хочу быть эндохирургом. А ты где будешь работать? В эндохирургии. А я так хочу. На распределении, я слышу, все хотят быть или акушерами-гинекологами. На вопрос, а почему? Они много зарабатывают.
А ты знаешь, тебе-то заплатят? За что тебе должны заплатить? Что ты такого умеешь делать? А это неважно. Я хочу быть. Вот, понимаете, вот такое легкомыслие, к сожалению, наших выпускников является, наверное, одним из факторов, по которому часть из них не идёт в практическое здравоохранение. Они не готовы столкнутся с реальными сложностями.
                    . Спасибо.
Рошаль Л.М. Всё же уточните, куда ушла проблема распределения выпускников? Уже ушло. Куда ушло?
Анохина А.В.   В прошлое.
Рошаль Л.М. И почему ушло?
Анохина А.В.  Наверное, потому что мы двигаемся вперед. Действительно, мы перешли на такую систему, экономическую зависимость...
Рошаль Л.М. Я понял. Спасибо. Я снимаю вопрос.
Председательствующий. Спасибо, Антонина Васильевна.
Знаете, коллеги, чего хочу сказать. У нас сегодня нет никого из прессы в принципе, кто бы нам мешал откровенно говорить. Есть пресса, но это своя, своя пресса. Но нам так хочется думать, по крайней мере.
Очень хочется, чтобы мы поговорили откровенно. Очень хотелось бы призвать всех не тратить время на то, что говорить чего-то без конкретного какого-то предложения. Вот для чего проводили этот "круглый стол"? Сами понимали изначально, что он архи непростой. Можно сесть и сделать вид, что мы поговорили, отчитаться, что мы типа провели "круглый стол" на эту тему. Но в душе у нас есть задумка провести парламентские слушания по этому поводу. Как бы это более серьезное мероприятие. Но перед этим хотелось бы просто поговорить. Вот считайте, что мы сегодня хотели бы поговорить с вами. Но только откровенно, давайте. Вот есть у кого-то мысли. Ну, скажите свои мысли. Может быть, они неправильные.
Вот Леонид Михайлович всегда говорит за государственное распределение. Вы знаете, я сначала был противник в душе, честно говоря, за то, что это было бы. И мы с ним спорили на эту тему. А теперь являюсь практически сторонником, правда, с маленькой оговоркой, что плюс соцпакет гарантированный. Вопрос: а соцпакет, давайте, может быть, мы его не будем так отдавать на откуп каждой территории, а сделаем его, может быть, законодательно закрепим этот соцпакет, ну, назовем так, в кавычках, "соцпакет", который бы гарантировал что-то выпускнику конкретно, особенно в селе, и везде одинаково, в городе, ну, везде тоже одинаково. Потому что если отдадим на откуп территориям, то если территория богатая, она сделает свой соцпакет и перетянет всех к себе. И мы видим, вокруг Тюмени всё замечательно, а шаг влево, шаг вправо, у них везде, рядом территории, там Курган, там, вообще, всё, вообще, никак. Просто никак. Хотя в принципе в шаговой, условно говоря, доступности всё. Одним повезло, что у них есть своя академия, другим не повезло.
Есть пример Ханты-Мансийска, который совсем вроде как небольшая территория, но зато у них медакадемия на балансе территории находится. А раз она так, они взяли и придумали хороший вариант себе. Ты учишься бесплатно, но у них государственное распределение полностью в этом смысле. Если ты в интернатуру пойдешь, только после того, как ты сначала договор заключишь, что ты пойдешь после интернатуры туда, куда тебе скажут. Тогда это будет для тебя бесплатно. А если ты не хочешь никуда, тогда плати деньги и иди в интернатуру или ординатуру, но за свои деньги. Есть такие мысли, есть такие примеры, и каждого, наверное, есть. Я думаю, что упование на целевую подготовку - это не о чем. У каждой территории возможности небольшие. Потом нельзя свешивать, извините за такое выражение, эту проблему на территории и сказать: у тебя есть деньги? Ну и готовь сам за свои же деньги. У нас все вузы - федеральные учреждения, есть федеральный бюджет. Он должен, вообще, планировать.
Я почему говорю про федеральную целевую программу? Потому что если вузы в основном поставщики специалистов, а вузы федеральные учреждения, значит, федеральная целевая программа, потому что основа-то эта должна быть. Вот другой вопрос, что надо ещё на эту целевую программу, кроме вузов, нацеплять ещё чего много, каких-то других механизмов. Вот об этом хотелось бы поговорить, и услышать бы мнение практиков, скажем, а мы считаем, надо чего-то добавить вот туда, сделать вот это.
А проблемы сертификации... Понятно, что они у нас есть. Я, кстати, я так понял, что вы считаете, что сертификат специалиста сейчас должен выдавать не вуз, который проводит подготовку, а какая-нибудь другая организация, да? почти революционное предложение из уст педагогов, потому что врачи об этом давно говорят. Потому что оценивать, естественно, должен кто-то другой, да. И у нас, кстати, в старых основах, помните, в старых основах именно был такой механизм заложен принципиально, 
что само врачебное сообщество могло быть теоретически только, говорю, подчёркиваю, потому что практического механизма не было, могло было оценивать и выдавать тоже сертификат специалиста. А в новых основах у нас это ... развития ... надо в той редакции, в которой сейчас он есть, категорически сказали, что этого не надо делать, что мы, типа, этого не умеем делать. Но в моем понимании действительно так должно было быть. Нельзя, кто печёт, тот и съест и скажет, что я плохо испёк. Конечно, скажет, что это самый лучший пирожок. Правда? Спасибо большое. Извините, что немножко злоупотребил вниманием. Но хотел бы вас просто призвать к более откровенному разговору и более откровенным предложениям.
Огородова Л.М. А можно вот в связи с этим вопрос? Вадим Александрович, а у нас интернатура сохранится после 2016 года?
Егоров В.А. У нас, Людмила Михайловна, тема такая. С 2016 года у нас уже будет только ординатура, институты интернатуры, как таковые, уходят. Но здесь есть одна маленькая оговорка. Дело в том, что в принципе интернатура и ординатура отличаются только одним - сроком обучения. Одна - один год, другая - два года. Поэтому ординатура у нас будет от 1 до 5 лет в зависимости от специальности. То есть, если есть специальность, не требующая подготовки пятилетней или даже двухлетней, то это будет, соответственно, называться также, называться будет ординатурой, но срок будет отличаться. Здесь есть одна проблема, которую вот мы достаточно давно уже обсуждали, мы её будем выносить уже в сентябре месяце на наши слушания, на Совет ректоров медицинских и ... вузов. Нам придётся установить перечень до 2016 года подготовки в интернатуре и ординатуре. Ну, до 2016 года, поскольку она сохраняется. И по требованию Минфина России дублирование специальностей быть не должно. То есть если специальность записана в интернатуре, то в ординатуре её уже не будет.
С одной стороны, и рациональное зерно здесь есть, потому что у нас дублирование и формальное. Акушер-гинеколог с сертификатом, с дипломом об интернатуре, и тот же акушер-гинеколог с ординатурой ничем друг от друга не отличаются, у них права абсолютно одинаковые. Но одного мы готовили два года, другого мы готовили один год. Соответственно, чтобы этого не было, у нас уже... Мы в сентябре планируем обсудить этот вопрос, направить обсуждённый уже перечень, который медицинское профессиональное именно сообщество определит, какую конкретную специальность, куда можно отнести. Мы его уже будем направлять в Министерство образования и науки Российской Федерации для дальнейшего утверждения.
А вот у меня единственный момент был по сертификации специалиста. Здесь мы уже от этой темы ушли. Подписан приказ, он пока что не зарегистрирован в Министерстве юстиции. Он так и лежит пока в Минюсте на регистрации. Он долгое время... он и сейчас находится у нас на сайте, Минздрава России, о том, что мы уходим от темы выдачи сертификата специалистов исключительно образовательными учреждениями. Там записано это комиссии, в которые входят представители субъекта Российской Федерации, от образовательного учреждения, конечно, тоже есть представители, и, соответственно, представители профессионального сообщества. То есть тут это тема, от которой мы уже ушли. То есть, как только этот приказ будет зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации, то у нас в течение вот этих вот четырёх оставшихся лет будет выдаваться сертификат специалисту уже по новой схеме.
Огородова Л.М. Спасибо, Вадим Александрович.
Это я просто к тому, что, если говорить сейчас о федеральной программе и об обсуждении предложений, которые мы будем вносить, мы всё-таки должны уже думать об этом механизме, который у нас появляется с 2016 года. Если мы сейчас начнём в коротком сроке, исходя из текущей ситуации, делать предложения, мы их даже провести не успеем через всякие там органы, утвердить законопроекты и так далее. Поэтому я и предлагаю увязать сегодняшнее обсуждение всё-таки с новой моделью подготовки врача. Вот немножко в эту сторону. Спасибо.
Председательствующий.Мажет Ахмедович Нартылыков, проректор по лечебной и научной работе, Башкирский государственный медицинский университет.
Нартылыков М.А. Спасибо за возможность выступить.
Уважаемые коллеги, тут уже много было сказано предыдущими выступлениями, поэтому я покороче, и хотел озвучить две проблемы, по которым, возможно, будет вынесено решение нашего сегодняшнего "круглого стола". Первая проблема - это программа "Земский доктор". Я приведу на примере Республики Башкортостан. Я не знаю, в каких регионах, какие финансы выделены, но в Республике Башкортостан выделено на эту программу 550 миллионов. То есть мы можем готовить для сельской местности уже сейчас 550 специалистов.
Что на сегодняшний день мы имеем? С начала программы составили договора 182 специалиста. Из нынешнего будущего выпуска интернов клинических ординаторов готовы подобные договора подписать почти ещё 30 человек. Было бы больше, есть тут одна проблема. В отдалении 200-300 километров от Уфы есть города, есть рабочие посёлки городского типа, где располагаются центральные районные больницы, в которых также имеется большой недостаток кадров. И они оказывают, эти центральные районные больницы, оказывают тоже помощь сельскому населению. Но, к сожалению, под эту программу специалисты туда не подпадают. И, естественно, возникают вопросы у выпускников, молодых специалистов, чем мы хуже Иванова, Сидорова и так далее? Это, мне кажется, в решении, если сегодняшнего "круглого стола" будет принято о возможном регулировании этой проблемы, то мы бы могли, наверное, насытить и те районы, которые также нуждаются во врачах для сельской местности. Это первая проблема.
И вторая проблема, она уже была озвучена коллегой из Казани, Антониной Васильевной. Но я хочу её ещё раз подчеркнуть, тем более что я выступал в средствах массовой информации, и другие тоже выступали, - это правовое и юридическое регулирование места роли профессорско-преподавательского состава.
К сожалению, на сегодняшний день преподаватели находятся в клиниках на птичьих правах. Мы все это прекрасно знаем. И то, что необходимо срочное принятие положений о клинических учреждениях или клинических кадрах - это жизненно необходимо. Без нормального юридического правового регулирования вот этого вопроса невозможно нормально готовить кадры для здравоохранения. И я бы просил ещё раз, соглашаясь с коллегой, в решение сегодняшнего "круглого стола" включить и этот вопрос. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо большое.
А вы как относитесь к государственному распределению?
Нартылыков М.А. Государственное распределение было великолепным в те годы, когда мы сами ещё учились. Я готов поддержать ту идею возврата к госраспределению тех студентов-выпускников, которые поступают по целевому направлению.
Председательствующий. Ну по целевому они и должны, это и есть, это обязательство. А тех, кто учится за счёт бюджета вот вообще, в принципе?
Нартылыков М.А. К сожалению, и целевики не все едут, и половина даже не едет туда, откуда они пришли.
Председательствующий. Это понятно. Мы слышали, Владимир Анатольевич уже сказал, что они готовят какую-то бумагу устрашающую для них. Я так понимаю, что слишком много они будут должны, если они не поедут. Хотя и сейчас что мешает заложить какую-то ответственность в рамках договорных взаимоотношений, которые они подписывают, да, по большому-то счёту? А раз это не работает, значит, проблема эта глубже, наверное, да, в этой ситуации. Нужно ведь создать какой-то... Я понимаю, что тоже непростая задачка создать даже такой социальный пакет, который бы мотивировал выпускника поехать куда-то даже при государственном распределении. Потому что я просто тоже само по себе одно госраспределение, но тоже противник, но если какой-то социальный пакет при этом будет, не знаю, машину там дадут при этом ещё, ещё чего-то там дадут ему, тот же самый миллион... Вот сейчас это тоже можно назвать соцпакетом определённым. Да? Его учат. И что ж теперь? За деньги государства учат, но это не означает, что он как солдат теперь... он же ведь не в погонах. Почему я говорю, что мы должны в этом смысле каким-то образом отличаться. Вот кто погоны одел, я понимаю, у него там льготы определённые после этого будут. Он на пенсию уйдёт в 50 лет или в 40 лет. Мы-то нет, поэтому мы за себя тоже должны постоять в этом ключе, хотя, ещё раз говорю, непростая задача. Пока село не будет обустроено, найти слишком много энтузиастов туда поехать, оно, конечно, просто так вот нет. Но какие-то стимулы должны быть.
У нас вот раньше были же ведь стимулы, в том числе и законодательно сформулированные, по оплате, допустим, жилищно-коммунальных услуг. У нас же их забрали, да? Хотелось бы тоже услышать и по этому поводу мнения. По вашему мнению, это позволит как-то тоже ещё, если мы, допустим, вернём эти варианты, или нет. По большому счёту, из записавшихся у нас всё, мы можем приступить к обсуждению всего, чего мы услышали. Кто хотел бы выступить? Салия сказала, что она не будет, она будет в обсуждении. Могу или буду? Хорошо, Салия Шарифьяновна Мурзабаева, депутат Государственной Думы, член нашего комитета. Пожалуйста.
Мурзабаева С.Ш. Спасибо.
Информация на самом деле, которая была сегодня представлена и которой мы все с вами располагаем, я думаю, не стоит его повторять, я абсолютно согласна с коллегами, что в решении кадровых проблем в нашей отрасли должен быть комплексный подход. Буквально месяц назад в рамках "круглого стола", который провёл наш комитет, обсуждался вопрос медицинского обеспечения населения в сельской местности. Да, сельской, здравоохранение в плане оказания медицинской помощи сельскому населению. И, безусловно, проблемы те же самые.
И единогласно и в резолюции, и в решении, и в рекомендациях нашего комитета было самым главным озвучено, что решать конкретно только проблемы здравоохранения в селе невозможно, не решив вопросы в целом поддержки села, решение и насущных сегодняшних проблем и проблем, касающихся развития села, инфраструктуры, дорог, транспортного обеспечения, обеспечения жильём, обеспечения и медикаментами, и продуктами питания. То есть всех вопросов ежедневных бытовых, с которыми сталкивается сельское население.
Но особенно актуально это, конечно, для нас, для медицинских работников, и особенно работающих на селе, и поэтому я бы хотела, не отнимая у вас много времени, сказать конкретно свои предложения для обсуждения и вынесения сегодня на обсуждение и на решение таких проблем. Вот Мажид Ахметович, мой коллега из республики, я Башкортостан представляю второй созыв, депутат, который представляет медицинских работников республики.
Сейчас мы столкнулись с чем. Хорошо, 558, получается, миллионов выделили республике, желающие на этот год уже есть, количество Мажид Ахметович озвучил, но получается перекос. В Уфе, например, в столице, где миллион с лишним населения, 40, 54, да, Георгий Анатольевич, 54 процента дефицита вакансий медицинских работников, врачей. То есть всё-таки на самом деле, учитывая низкую оплату труда, учитывая, что на селе 25 процентов надбавки, и сейчас ещё миллион дали, и ещё наше правительство выделило 100 тысяч подъёмных в республике, основная масса студентов, конечно, в эту программу подключились, а Уфа и крупные города, там, где тоже дефицит кадров, остались без поддержки социальной.
И сейчас вот буквально неделю назад состоялось заседание городского совета депутатов города Уфы, где и наш министр здравоохранения принял участие, которые приняли решение о том, что нужно на уровне муниципального образования городского округа город Уфа поднять программу, вернее, разработать программу в плане социальной поддержки медработников, работающих в городе. Потому что, если будет жильё, пусть муниципальное, пусть социальное, миллион этим нашим молодым специалистам не нужен. Если даже будет муниципальное общежитие на первых порах, потом будет льготная очередь, и так далее.
Но это опять связывается с нашим законом "Об основах охраны здоровья граждан", который мы с вами сейчас, в рамках которого работаем, потому что практически в соответствии с этим законом полномочия мы передали в госсобственность, в ведение Министерства здравоохранения, а в республиканском бюджете и у министра соответственно таких средств, чтобы обеспечить во всех городах, где сейчас глава администрации говорит: а медицинские работники сейчас не мои, за это отвечает Шебаев, а не я, глава администрации не несёт.
Он, конечно, несет, потому что закон сейчас разрабатывается в рамках Закона "Об основах охраны здоровья граждан", региональный закон, где будет расписано, за что отвечает местный глава администрации, за что отвечает министерство, за что правительство, но не во всех субъектах этот еще закон разработан. И будет вот сейчас на стадии завершения, например, в республике нашей разработка этого закона, так в этом законе будет полное противостояние со стороны органов финансируемых Минфином, Минэкономики, которые на самом деле скажут, что мы не можем Уфе выделить столько-то средств на финансирование, скажем, да, на обеспечение жильем и так далее. То есть вот есть моменты, решая одну проблему, мы вторую проблему создаем.
Поэтому здесь, конечно, нужно нам вместе продумать о роли органов власти на местах для того, чтобы вопросы соцподдержки, они не ссылались на программу "Земский доктор" и отодвинули на второй план. Это вот с чем мы сейчас столкнулись, которую проблему нужно решать на уровне глав администраций.
Вторая проблема, которая сегодня не была озвучена. Мы с вами все давно в системе здравоохранения и работали, и учились, и преподаем, и мне бы хотелось поднять проблему и узнать мнение ваше, и предложения в плане повышения квалификации понятно, обучающая программа и обучение студентов, и повышение квалификации медицинских работников, это все хорошо. Но я считаю, что один рычаг для такой, не только на симуляционные центры нам нужно ориентироваться.
Вот у нас, например, мы, с чем сталкиваемся? Есть производственная практика официальная в каждом вузе, месяц проходит студент, начиная после третьего курса. Ну, и где же они проходят? Они все проходят в столичных клиниках, где их по 50-60 человек, а в район никто не едет или, если едут, то единицы. А если в республиканской областной больнице 100 человек студентов, кто на них обратит внимание, если загружен?
Поэтому я считаю, что у нас есть необходимость пересмотреть порядок организации производственной практики студентов для того, чтобы они могли в летний период на самом деле получить какую-то квалификацию в плане своего обучения. Вот это, мне кажется, вопрос не обсуждается, и, может быть, есть опыт, который бы нам хотелось тоже от вас услышать.
Третье предложение хотела бы сказать в отношении использования клинических ординаторов тоже на селе. Вот мы говорим о нехватке, дефиците кадров в сельской местности, а у нас клиническая ординатура практически там 200 с лишним человек, да, ... ежегодно, например. Сколько? 220 клинических ординаторов за год одного года обучения.
У них по графику, вот когда я обучалась в ординатуре, у нас есть график работы по циклам: педиатрия, там, нефрология, пульмонология и так далее. А почему-то в сельскую местность тогда направляли. Сейчас я посмотрела, у меня сейчас два племянника проходят ординатуру, у них вообще в графике нет работы в сельской местности. А почему нет? Потому что нужно проработать и Министерству здравоохранения, и мединституту опять с теми же главами, чтобы они им дали место проживания, дали командировочные, чтобы они тогда могли получить практику. А так получается, на самом деле, опять в одной областной больнице 80 ординаторов и места нет, квалификации нет и желания нет, потому что там слишком большая нагрузка.
Я думаю, что это один из резервов нашей проработки в плане возможности по графику, не обязательно только в летний период, особенно в период командировок врачей, которые единицы в сельской местности, направлять клинических ординаторов, это они и смогут и ... провести, и научиться чему-то реальному на уровне села. Я думаю, что этот резерв нам нужно, но для этого нужно решить вопросы финансирования дополнительного в вузах в плане выделения средств на командировочные, решение социальных проблем, чтобы у них был стимул, тоже мотивация.
Ну, и самая главная проблема, конечно, не только внимание сосредоточить на молодых специалистах, а те, которые работают на селе. Вы знаете, что социальная поддержка медработников сейчас полномочия субъекта Российской Федерации. Постановлением Правительства Российской Федерации медработникам, работающим в сельской местности, если находится учреждение, компенсацию за коммунальные услуги повысили с этого года до 1200, но по нашим данным во многих субъектах это компенсации нет, как с 2005 года было 250-300 рублей компенсация за коммунальные услуги, так и осталось. То есть, если мы не позаботимся о тех медработниках, которые работают на селе в плане социальной поддержки и за коммунальные услуги, и в плане решения бытовых вопросов, то это решить невозможно.
Ну, и самое главное, конечно, заработная плата. Есть не только федеральные, но и региональные полномочия на повышение зарплаты, поэтому этот вопрос не снимается с контроля ни нашего комитета, ни с Министерства здравоохранения, но на уровне субъектов, депутаты, каждый, которые свой субъект курируют, этот вопрос прорабатывают, но не всегда, честно говоря, эффективно, зависит от бюджета конкретного субъекта. Поэтому это нужно всё-таки решать на федеральном уровне.
Вот поэтому, уважаемые коллеги, я думаю, что это очень актуальная сегодня наша проблема, которую нужно решить. И если вот совместные детали будут совместно проработаны с вами, мы тогда сможем как-то повлиять на ситуацию. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо большое.
У нас есть ещё одна желающая выступить. Зухра Анасовна Курбангулова, некоммерческое партнерство "Здоровье нации". Санкт-Петербург. Пожалуйста.
Курбангулова З.А. мы подошли к этому вопросу, к кадровому, тогда, когда занялись в 2005 году проблемой снижения смертности в рабочих возрастах, ещё в рамках больницы академии наук в Санкт-Петербурге. И за это время, несмотря на то, что та работа, которой мы занимались, а именно, профилактика, она не оплачивалась из средств Фонда обязательного медицинского страхования, как бы была вне закона, и будет оплачиваться только со следующего года, но тем не менее за это время удалось наработать очень-очень интересный опыт, который вполне мог бы пригодиться для всей страны. Вот мы сегодня на этом "круглом столе" совершенно не упоминали дефицит среднего медицинского персонала. И не сказали о том, что в принципе и врачебных кадров у нас не так уж и недостаточно, то есть у нас их примерно столько же, сколько в Европе. Значит, это говорит о том, что мы их просто нерационально используем. И вот весь этот семилетний опыт, который мы наработали, он касается именно рационализации процесса профилактики здоровья работающего населения, то есть мы убивали двух сразу зайцев.
То есть первое. Мы занимались программой четко, пристрастно и прицельно, программой снижения смертности в рабочих возрастах, потому что это наиболее производительная рабочая сила, и от нее зависят и наши пенсии, и поступления в Фонд обязательного медицинского страхования, в Фонд социального страхования, в Пенсионный фонд и так далее. И в то же время параллельно решили вот эти вопросы. Каким образом? Мы сравнили, чем отличается здравоохранение тогда, когда у нас была самая низкая смертность, в советское время, это в 1964 году, и сейчас. В то время у нас было 300 миллионов населения. Сейчас население примерно 143 миллиона, в том числе 130 миллионов было работающего населения. Сейчас примерно 70. Все 130 миллионов населения подлежали диспансеризации, качественной, научно обоснованной, которая включает в себя скрининг, лечение и ...
Председательствующий. Извините, пожалуйста. Вот идея понятна. Чем меньше работать, тем меньше нас надо. Ещё что-нибудь надо? Чего-нибудь конкретное?
Курбангулова З.А. Нет. Я хочу сказать, что мы достигли повышения производительности труда среднего медицинского персонала в добросовестной диспансеризации в 20 раз выше, чем в первичной поликлинической сети. А врачи у нас работают ровно в пять раз производительнее. Достигнуто это за счет автоматизации труда и рациональной организационно-экономической работы такой. То есть мы сделали выездные бригады, которые выезжают на промышленные производства, и которые обследуют весь этот контингент.
На сегодняшний день при том, что заработная, то, что они выполняют работы в 10, в 15, в 20 раз больше, а врачи и в 5 раз больше, заработная плата только в 2 раза выше.
Поэтому на сегодняшний день получается, что каждый человек выполняет работу за десять человек или за семь человек.
Председательствующий. Подождите, что-то у нас сразу все стали обсуждать, как можно одновременно десять человек лечить.
При любой автоматизации, наверное, это невозможно. Идея понятная. Блага научно-технического прогресса нас тоже не должны обходить стороной, хотя, как это чаще всего бывает, пока нашу отрасль. Наверное, можно каким-то образом интенсифицировать наш труд. Понятно, что, да, тогда нас потребуется, может быть, меньше. Только я вам скажу одно, вот все показатели, которые у нас идут в сравнении с обеспеченностью врачами, медицинскими работниками, зачастую, ещё сравнивают нас с Европой, все забывают, что там врачами называют, не совсем все врачи, которые называются у нас.
Когда у нас говорят, у нас достаточно, да у нас не очень она изначально достаточная, не очень обеспеченность изначально. А, когда она ещё и имеет такую возрастную характеристику, да такую, неутешительную, каждый пятый, работающий сейчас, уже пенсионер, пятый-четвёртый уже пенсионер. Почти половина, если вместе сложить пенсионный и предпенсионный возраст, это уже пенсионеры или предпенсионный возраст у нас сейчас. А врачей, молодых специалистов со стажем работы до 3 лет, всего 4-5 процентов. А, если с медсестрами вместе сложить, то всего семь. И вот когда у нас 7 процентов здесь, а 50 процентов там, то говорить о том, что мы быстро сможем решить проблему, какие бы президент ни ставил перед нами задачи, какие бы деньги сюда к нам ни вливались в отрасль, за них же, за это же всё отвечать придётся. Мы должны откровенно говорить, без людей, всё равно, ничего не сделаем.
Ну на 10 процентов интенсифицируем, может быть, за счёт того, чего нам там компьютерная история болезни, наконец, которую 20 лет нам обещали, может быть, дадут. Но не больше того. 10, а надо в два раза. У нас не хватает, так, если всё правильно почистить, по сравнению с Европой, в два раза врачей. Но, если в два раза. А работа, она увеличилась уже в объёме гораздо большем, чем, когда у нас было в Советском Союзе.
Все, когда говорят: у нас же тогда было. У нас же была совсем другая система. У нас цеховая медицина была. А цеховая медицина брала целую проблему на себя. Была ведомственная медицина, которая не считалась здравоохранением вот таким, откровенным, да, но она сама решала очень большую проблему, к нам же меньше ходили.
А теперь у нас за последние пять лет только первичная заболеваемость увеличилась, ну увеличивается ежегодно на 2-3 процента. Только первичная. И общая растёт. Это не говорится, что плохо. Мы, наверное, лучше стали работать. Мы же говорим о том, что это же работа появляется. Эту же работу работать кому-то надо. А, если у нас, если заболеваемость, она увеличится, выявляемость этой заболеваемости, а нас всё время уменьшается, то мы же должны же сказать, так не будет, не будет качественно. Нас можно ругать, нас можно там, передачи про нас показывать, какие угодно. Но нас просто физически нет.
И мы сегодня собрались для того, чтобы сказать, а что можно сделать ну сегодня вот, хоть немножко стало бы нас больше или относительно, или абсолютно, чтобы нас стало больше. Или завтра, что надо сделать?
Земский доктор решит частную проблему, частную проблему сельских поселений и участковых больниц, всё, больше ничего. Потому что не участковых больниц, ЦРБ потому что далеко не везде. Кому-то повезло, у кого ЦРБ в сельских поселениях в двух третьих располагается. А кому-то не повезло, как в Кемеровской области, у них нет сельских поселений практически, одни городские поселения. Ну так вот устройство такое.
В Кургане повезло, потому что там у них много, а соседям нет. Да, как-то мы это на сегодняшний день как-то решим. Но только сельских, вот таких участковых и ЦРБ, кому не повезло, кому светофор поставили в сельском поселении и назвали его посёлком городского типа, и вот теперь ему не повезло. И теперь от него все сбегут, там, где через дорогу.
Поэтому вот эти механизмы и хотелось бы сегодня продолжить обсуждать. Что можно сделать сегодня? Нельзя же всё время ждать завтра?
Курбангулова З.А. Мы сделали сегодня такую работу, которая, вот если в городе Санкт-Петербурге, взять большой город, 2,5 миллиона населения. тобы они держали здоровье работающего населения под присмотром в течение целого года.
            Председательствующий. Спасибо. Поняли. Мы это поняли, эту идею.
            Игорь Николаевич, очень хотелось бы вас услышать.
            __________. (Не слышно.)
            Председательствующий. Подожди, подожди... Дадим академику сказать сначала. Что мы все сразу всех своих... А то в коррупции обвинят. Скажут: всё себя...
            __________. Уважаемый Сергей Борисович!
            Председательствующий. Нажмите, пожалуйста, кнопку.
            __________. Глубокоуважаемый Сергей Борисович, уважаемые участники совещания! Поскольку мы уже не первый раз встречаемся за этим столом, то мы прекрасно понимаем друг друга с полуслова и знаем, что сегодняшняя дискуссия не позволит нам, как бы она активно ни проходила, поставить все точки над "и".
            Почему? Потому что это вечная проблема. И сколько существует медицина, всё равно будут находиться какие-то моменты, которые будут требовать такого коллегиального обсуждения и решения. Но всё равно продвигаться вперёд нам нужно, и продвигаться нужно, объединяя, конечно, наши усилия. Почему? Потому что сегодня, конечно, к медицине подходят (и в поисках новаций), только, пожалуй, на первое место ставят одну цель: удешевить расходы на медицину.
Мне кажется, что мы должны думать не столько об удешевлении медицины, сколько о рациональном подходе и разработке наиболее эффективных способов и методов лечения. Пусть они будут даже несколько дороже по себестоимости, но в конечном итоге должно выигрывать население, должен выигрывать человек.
            И вот здесь мне хотелось, может быть, больше остановиться... Вот говорят: у кого чего болит, тот о том и говорит. Я не хотел бы касаться сегодня стационарной помощи. А вот действительно, о чём мы порой забываем, неоднократно встречаясь на наших дискуссиях, это о первичном звене здравоохранения - амбулаторно-поликлинической помощи.
            Почему? Потому что именно через это звено, как бы мы с вами его ни рассматривали, со всеми теми недостатками, нонсенсами, нюансами какими-то... Всё равно нет ни одного человека, который минует первичное звено здравоохранения. И на сегодняшний день оно является наиболее доступным. И врач первого контакта, кто бы он ни был (участковый терапевт, участковый педиатр, врач общей практики, кто угодно), он всё равно был и останется фигурой номер один.
            Но на сегодняшний день, к сожалению, ситуация складывается таким образом, что преимущество отдаётся, конечно, подготовке узких специалистов. К большому сожалению. И если мы возьмём выпускников условно за 100 процентов, то, поверьте мне, из этих 100 человек, которые оканчивают институт, сегодня в первичное звено здравоохранения идёт менее 20 процентов. Поэтому король-то у нас, оказывается, извините меня, голый. Я извиняюсь за это выражение, но это поистине так и происходит.
Почему? Потому что гораздо проще и престижнее сегодня в обществе устроиться на работу любым специалистом, кроме того, чтобы пойти работать в поликлинику. Поликлиника на сегодняшний день приобрела вот такой ореол учреждения, хотя это и наше ноу-хау, российское.
Почему? Именно амбулаторно-поликлиническое звено сделало более доступной медицинскую помощь, да, откровенно говоря, и более дешёвую. Но на сегодняшний день амбулаторно-поликлиническое звено, как никакая специальность, нуждается в поддержке. Потому что если...
Я ещё раз говорю, я, может быть, немножечко обостряю ситуацию, но всё равно на амбулаторно-поликлиническое звено мы смотрим (я бы не хотел так резко говорить) с некоторым даже пренебрежением, на тех врачей, которые работают в амбулаторно-поликлиническом звене. Престижно работать..., пусть небольшой, пусть плохенький, но стационар. А вот врач амбулаторно-поликлинического звена, особенно его работа патронажная, она, конечно, не вызывает восторга ни у кого. И хотели бы мы, не хотели, мне кажется, что в наших дальнейших разработках и в планах совершенствования подходов к этому виду помощи, мы должны учесть вот эту специфику, не только, может быть, вот такую чисто профессиональную, но я вот сказал даже, может быть, и моральную сторону этого вопроса.
Потому что, я ещё раз повторяю, возьмите, поставьте на одну ступень любого специалиста: хирурга, онколога и участкового терапевта, отношение в обществе и в народе совершенно разное, потому что имидж сегодня врача первичного звена, ну в какой-то мере это зависит и от нас с вами, он снижен. И на сегодняшний день на специалиста, работающего в амбулаторно-поликлиническом звене, особенно врачи, работающие в стационарных учреждениях, я не хочу сказать, что смотрят искоса, но, во всяком случае, считается, что работа в стационаре более престижная, чем работа в поликлинике, хотя на самом деле львиная доля сегодня того, что делается в медицине, каждый из нас проходит через руки врача амбулаторно-поликлинического звена.
И вот здесь мне хотелось остановиться на том, что, несмотря на то, что в наших учебных планах и программах написано, что до 20 процентов должно, да, до 25 процентов должно времени уделяться на амбулаторно-поликлиническую подготовку, я должен сказать, положа руку на сердце, что сегодня не так много найдётся высших учебных заведений, где эта цифра выполняется в соответствии с предписанием. При любой малейшей возможности, кто бы это ни был, какая бы это кафедра не была, какого профиля: хирургического, терапевтического, она всегда будет стремиться к тому, чтобы большую часть своего учебного времени посвятить обучения в стационаре, потому что там всё под рукой. Это престижно, это почётно, а вот ходить по участку и оказывать помощь людям, которые не могут даже дойти до поликлиники, это, конечно, работа такая, которая не очень многим нравится.
Поэтому мне кажется, что здесь задача, это, может быть, посылка такая чисто теоретическая. А с практической точки зрения мы не на словах, а на деле, вот сейчас готовятся новые образовательные стандарты, нужно действительно не на бумаге написать, что отдаётся 20-25 процентов поликлинике, а нужно, чтобы это стало мерилом, чтобы это стало критерием. Потому что сегодняшние врачи, сегодняшние преподаватели даже разучились работать в первичном звене здравоохранения, они слабо себе представляют. Хотя сегодняшняя поликлиника далеко не та, которая была несколько лет тому назад, потому что разрешающая способность многих поликлиник, сегодня она значительно возросла, значительно возросла. И если заставить сегодняшнюю поликлинику работать так, как это положено, поймите, пожалуйста, мы разгрузим в значительной мере и стационар, в значительной мере стационар, но этого люди не хотят понимать. И амбулаторно-поликлиническое звено по-прежнему борется с этими, с острыми респираторными заболеваниями, с больничными листами на 7-10 и так далее, вот во что мы превратили, вот в какой-то отбойник такой, амбулаторно-поликлиническое звено.
Поэтому мне кажется, что вот здесь, как нигде, может быть, подумать, поскольку узкие специалисты сегодня чувствуют себя более-менее вольготно, а может быть, действительно вот амбулаторно-поликлиническое звено перевести на какую-то контрактную форму работы, где действительно человек закреплялся за определённой популяцией прикреплённых людей и нёс персональную ответственность. Причём, понимаете, каким образом?
Ведь на сегодняшний день фактически мы даже не знаем исходный уровень заболеваемости по этому участку. Одним из мерил и критериев работы участкового терапевта должен быть итог его деятельности. Пусть это будет по итогам года или полугода и так далее, с какими цифрами и с какими он критериями приходит. А ведь этого не существует сегодня. Почему? Да потому что просто у нас не хватает в некоторых территориях, в некоторых регионах врачей, чтобы закрыть вот эти бреши, вот эти проблемы, которые должны быть учтены.
И второе, что на сегодняшний день очень важно. Это рукодействие, давайте вещи называть своими именами. Почему снизился престиж участкового терапевта? Потому что он действительно стал, с моей точки зрения, рафинированным терапевтом, не участковым врачом, а он стал действительно участковым терапевтом. Его амплуа - внутренние болезни терапии. А мы забыли о том, что в первичном звене здравоохранения должен работать участковый врач, который имеет подготовку не только по терапии, по внутренним болезням, но и по смежным дисциплинам, с которым ежечасно, ежедневно он встречается, посещая больных на дому. И вот здесь подготовка врачей первичного звена, она как-то проходит, как вода между пальцами. Одно дело, когда человека готовят по нейрохирургии, по сосудистой хирургии, по сердечной хирургии и другое дело, когда готовят участковых терапевтов. Вот здесь, мне кажется, что мы должны подумать и внести изменения и дополнения в программу. Почему ведь раньше земский врач фактически решал многие проблемы, значительно выходящие сегодня за рамки, предусмотренные нашим стандартам для участкового терапевта. Не потому что врачей было мало, а потому что его подготовка и жизнь его заставляла адаптироваться к этим условиям. А сегодня у нас малейшее какое-то отклонение, всё, узкий специалист, узкий специалист, узкий специалист. И сегодня не поймешь, кто же отвечает за пациента. Да, есть у нас или была попытка и сегодня мы её придерживаемся, допустим, как угодно назовите, врач ли общей практики, семейный врач, но этим мы подчеркиваем, что это не просто врач-терапевт, а это интернист с большой буквы этого слова. Вот о чем идет речь. И у него подготовка более широкая, адаптированная к тем реалиям, которые сегодня существуют.
Поэтому, мне кажется, что нам нужно просто, пользуясь тем, что сегодня у нас и представители Минздрава есть, нам нужно просто усилить контроль. И мне довольно часто, посещая вузы, удается наблюдать, что вузы не очень-то активно используют вот тот временной регламент обучения в амбулаторно-поликлинических условиях. Он чаще всего не выполняется. Поэтому, конечно, подготовка врача по вопросам оказания первичной медицинской помощи, она должна быть поднята на высоту и, конечно, контроль за этим должен быть, конечно, усилен.
Но и последнее, что я начал говорить о симуляционной подготовке, всё-таки это должно быть не желанием, а это должно стать обязательством. Без сдачи определенного, как угодно назовите, можно, даже сравнить это, если хотите с техминимумом. То есть врач должен иметь, рукодействовать по ряду манипуляций, без которых он не может получить и ресертификацию и, во всяком случае, какую-то врачебную категорию. То есть должен быть перечень, он должен быть жесткий. И на этом мы должны настаивать и мы должны стоять, преподаватели, которые прекрасно понимают, что от этого зависит будущий успех врача, который один на один встречается с пациентом. Спасибо.
Председательствующий. Игорь Николаевич, спасибо большое. Я просто хочу опять Вадиму Александровичу вопрос задать.
Вадим Александрович, а правда, что модель подготовки врача 2016 года, она подразумевать выпускника всё-таки первичного звена и после этого ординатура?
Егоров В.А. Да, совершенно верно. Я об этом тоже хотел сообщить, что я в своем выступлении говорил о том, что у нас выпускник с 2016 года, то есть те выпускники, которые у нас уже учатся по новым государственным образовательным стандартам, соответственно, сейчас первый курс закончился, сейчас они пойдут на второй курс. Они будут выпускаться и готовыми для работы в должностях врач участковый педиатр, врач участковый терапевт, соответственно, стоматолог общей практики и так далее. Для того чтобы это сделать, я специально поднимал тему по подготовке по повышению квалификации преподавателей.
Вот то, о чем сейчас говорил Игорь Николаевич, мы также считаем и полностью согласны, что это крайне важная проблема. У нас преподаватели по старым еще госстандартам, они готовят всё-таки специалистов больше для стационаров. И часов на поликлинику, к сожалению, их нет. Для того чтобы нам эту проблему решить, нам необходимо при формировании учебных планов, учебных программ 5-6 курса. Увеличить, даже не столько часы на поликлинику, потому что они по новому Госстандарту увеличены, сколько подготовить преподавателей, чтобы они готовили специалистов, которые будут ходить по участкам. Потому что мы выпускные специалисты и всё. То есть он готов для участка формально.
Те специалисты, которые не захотят работать в амбулаторно-поликлиническом заведении, они могут поступить сразу в ординатуру по какой-то другой специальности. Могут поработать, потом пойти в ординатуру, то есть мы, здесь даём достаточно широкие возможности для того, чтобы это всё проходило.
И ещё один момент, на который мне также хотелось обратить внимание. Сегодня прозвучал вопрос о производственной практике. Вопрос производственной практики очень тоже хорошо сочетается с тем, о чём говорил Юрий Николаевич. У нас действительно выпускники московских, ленинградских вузов, они традиционно проходили производственную практику у себя в высших учебных заведениях, в которых обучаются. Мест, понятно, на всех не хватает. Либо мы сводили это к, откровенной говоря, профанации, либо в каком-то другом виде она и проходила.
В настоящий момент уже был издан приказ Министерством здравоохранения, он зарегистрирован в Минюсте № 362н, ему ещё и месяца даже нет. Согласно этому документу, у нас полностью определён порядок организации практической подготовки студентами высших учебных заведений. И там чётко записано, что: теперь практическую подготовку можно проходить не только на территории высшего учебного заведения и в клиниках высшего учебного заведения, но и в отдалённых регионах.
Например, Мурманская область направляет своего целевика в Ленинградский какой-нибудь университет. Он может пройти производственную практику, может пройти даже интернатуру: теоретическую часть - в вузе, практическую часть в Мурманской ЦРБ, но для этого должен быть договор. Единственное условие, что должен быть договор между больницей и учреждением образования. Такой приказ выпущен, соответственно, им уже необходимо руководствоваться при организации подготовки.
Понятно, что в этом году, наверное, не все ещё успеют, но в 2013 году уже субъекты Российской Федерации смогут определить перечень больниц, куда они смогут направить своих кадровиков для уже работы.
                 . 362-й приказ, да?
Егоров В.А. Да, 362-н.
                 . Вадим Александрович, в связи с этим возникает вопрос. Да, мы ознакомились с этим приказом, довольны им. Но есть там опять нюансы.
Допустим, поедет мой интерн в дальний район, кто его будет курировать в этом дальнем районе? У меня второй интерн остался в городе Уфе, а другой в ... районе, допустим. Как я буду раздваиваться, курировать и того интерна, и этого интерна, и так далее? И кто там за него будет отвечать, и будет ли он заинтересован финансово?
 Егоров В.А. Да, дело в том, что приказ очень чётко регламентирует, что вы назначаете ответственных лиц, порядок назначений этих ответственных лиц в больнице. У вас договор, который будет заключён и должен будет заключён между образовательным учреждением и больницей, также содержит и должен в себе содержать положение об этом. Вы назначаете ответственных, которые полностью отвечают за деятельность этого интерна и ординатора.
Поэтому, конечно, выгоднее, если вы ни по одному человеку будете в больнице держать, а если это будет группа интернов, там можно держать одного ответственного, который будет с группой этой заниматься. Это уже вопрос логистики по образовательному процессу.
Здесь этот приказ необходим для чего был? Раньше образовательная деятельность вне территории образовательного учреждения, являлась нарушением лицензионных показателей и требований. И нельзя было даже частично что-то делать на другой территории.
Сейчас в соответствии и с этим приказом, поскольку мы разделили интернатуру, либо просто практику, это не является полностью образовательной деятельностью, это является лишь этапом, одним из этапов. А этапы можно проводить где угодно, не организовывая ни филиала, ничего другого.
Там в приказе достаточно чётко написано, а договор, который вы будете заключать, он просто будет расшифровывать и дополнять нормы, которые указаны в приказе.
Председательствующий. Спасибо большое.
Ещё вопрос? Выступление. Уже записавшаяся есть у нас Разиет Хамедовна, наш депутат и член комитета, а потом вам, хорошо.
Натхо Р.Х. Можно я сразу тогда, Вадим Александрович, вопрос, связанный с принятием Основ об охране здоровья, планируется ли? Просто мне наш вуз передал предложения такие о том, чтобы разработать и утвердить на уровне Министерства здравоохранения и образования положения о клинических базах высших учебных заведений. Планируется ли такое вот в рамках реализации, потому что, наверное, просто ну как бы одного закона недостаточно, чтобы прописать все те нюансы, которые как бы нужны для реализации в этой части закона?
Егоров В.А. Действительно, это очень хороший вопрос. К сожалению, в рамках самого закона полномочия Министерства здравоохранения по принятию положения о клинической больнице в принципе нет, законодатель такого права не дал Минздравсоцразвития России, Минздраву теперь России, соответственно, но в то же время в законе прописано о том, что там должен быть договор, я еще раз хочу сказать, что мы сейчас на уровне Правительства Российской Федерации эту тему поднимаем, потому что в этом же договоре будет и финансовое обеспечение, и по софинансированию по коммунальным услугам, на каких условиях будет предоставляться, мы выходим сейчас на правительство с этим вопросом, и дальше уже будем решать, будет ли это через поправку, либо это через какой-то другой механизм, мы сможем рекомендации по организации вот этого положения, сможем принять.
Натхо Р.Х. Спасибо. Тогда я бы хотела передать, вот Людмила Михайловна, это чтобы вошло в текст...
Председательствующий. Хорошо. Наталья Валентиновна Полунина, исполняющий обязанности ректора Российский национальный исследовательский медицинский университет имени Николая Ивановича Пирогова.
Полунина Н.В. Спасибо.
Рошаль Л.М. Надо и.о. убрать.
Полунина Н.В. Я бы хотела...
Рошаль Л.М. Слышите, я говорю, да?
Полунина Н.В. ...с товарищами, да, коллегами...
Рошаль Л.М. Она не слышит. Я говорю, надо и.о. убрать.
Полунина Н.В. Спасибо. Лучше не надо.
Значит, я бы хотела просто поделиться вот опытом нашего университета и в отношении вот трудоустройства. Понимаете какая вещь, все-таки я считаю, что тот, кто платит, да, тот, наверное, должен заказывать музыку. Почему я так говорю, может быть, не очень правильно, но поскольку вы сказали, что мы можем здесь высказывать свои мысли, значит, московский факультет, московское здравоохранение, в течение 12 лет осуществляло подготовку в нашем университете. Все студенты, которые поступали от имени вот этого департамента, заключали трехсторонний договор между наши департаментом здравоохранения города Москвы, вузом и самим выпускником. И Москва оплачивала, то есть фактически выполняла функции финансирования обучения этих студентов.
За вот этот период времени из 1600 студентов, которых мы выпустили, только 10 человек не попали на конечный этап, то есть на то место, которое было для них предусмотрено. Причем все эти 10 человек, один из них отслужил в рядах советской армии, его освободили, 9 человек вернули полностью оплату за обучение. То есть они как бы пошли по пути того, что они платят за себя свои деньги. И таким образом Москва в значительной мере обогатилась именно первичным звеном здравоохранения, педиатрами и терапевтами. Причем уже вот последние два года у них уже не было такой большой потребности именно в участковой службе, и они стали расширять контингент специалистов, которых они набирают.
Но с этого года Москва отказывается от этой подготовки, потому что считает, что уже достаточно, и перешла на подготовку последипломную. И вот мы все шесть вузов подали свои заявки, и теперь Москва уже будет выбирать, кому оплачивать последипломное образование, интернатуру, ой, ординатуру, вру, только ординатура.
При этом поставлено было условие, что на этапе выпуска они сами принимают участие, то есть они не сами, а вместе с нашими преподавателями, нас шесть медицинских вузов в Москве, и представители департамента принимают экзамен.
Если они сочтут, что выпускник недостаточно готов, то мы его учим еще год за свои деньги.
То есть в этом случае я, например, понимаете, может быть я не права, но если федеральное наше государство оплачивает образование на федеральном уровне, а это и целевые студенты, это же тоже федеральные деньги, может быть, имеет смысл заключать договор сразу о последующем трудоустройстве. И в этом случае выпускник, обучаясь уже три года, ой, три года, шесть лет, он знает куда он готовится, и тогда, наверное, правомерно и проводить практику производственную там, где он будет в дальнейшем работать.
Поэтому мне всё-таки кажется, что это не совсем, наверное, можно назвать трудоустройством. А может это и правильно, трудоустройство. Но на этапе поступления, когда они все хотят стать студентами, с ними заключать вот такой договор. Он для них ничего не стоит, то есть они бесплатно учатся, но взамен они безусловно должны отработать это. Собственно говоря, это было в наше время, когда мы все отрабатывали то образование, которое получали.
И второй момент - это вот о том, как нам сделать, это тоже вопрос как бы обсуждения: клиническая база. Если говорить о сегодняшнем дне, то почему не заинтересованы главные врачи в представителях вузов? Хотя всегда было престижно иметь на базе лечебного учреждения, будь то поликлиника, будь то стационар, кафедру. Потому что статус её повышался, потому что это как бы был взаимный такой договор. Нам больницы, лечебные учреждения предоставляют место для обучения студентов. Это, между прочим, ещё Пирогов 200 лет назад, это именно он ввёл такую вот, у постели больного. И мы взамен консультируем всех больных бесплатно, то есть мы даём свои знания, умения и всё. Сейчас этого нет.
Конечно, материальная сторона, об этом говорили. Но особенно, может быть, это в Москве, когда заработная плата врача в несколько раз выше, чем заработная плата преподавателей. Я могу сказать, что, ну, у меня просто родственница работает, полставки в поликлинике в два раза, в два с половиной раз её зарплата выше, чем зарплата профессора на кафедре. Это, конечно, сразу ставит в неравные условия людей. Поэтому мы должны об этом как бы думать.
И вот я предлагаю, что если мы, а мы переходим на ОМС, может быть, тарифы на медицинские услуги, которые оплачивает ОМС, должно быть в клинических больницах, в клинических поликлиниках выше, нежели в обычных. Потому что там больные получают высококвалифицированную помощь. Это, наверное, сразу повысит роль кафедр и может быть создаст более такие условия. Ну, это как предложение. Спасибо.
Председательствующий. Я не знаю, как у кого, давайте обменяемся, может, кто-нибудь скажет. У нас в Новосибирской области, допустим, у нас в клинических больницах выше тарифы всегда были. И в этом действительно есть логика. И с Игорем Николаевичем согласен по поводу первичного звена. Кстати, вопрос такой есть по поводу первичного звена: а у кого есть клинические поликлиники на территориях? Раз. Чувствуете, у нас не одна есть территория. Два. На территориях. Всё. Три. Это к вопросу опять об отношении к первичному звену, к поликлинике. Вот 25 процентов если у нас должно быть времени, то 25 процентов тогда лечебных учреждений, ну, грубо, да, должно быть клинических поликлинических тоже среди всех остальных клинических, которые есть. Тогда, наверное, и будет тоже стимул и у поликлиник каким-то образом повышать свой уровень и приглашать кафедры к себе поликлинические.
Причём в каждом ведь университете, вот стопроцентно в каждом университете есть кафедры поликлинические - терапия, ... хирургии, терапия, акушерство. И они в поликлиниках, но статуса клинического нет при этом. Это тоже маленький нюанс такой. Он, может быть, не особо кого греет, но некоторых должно греть. И нужно из этого стимулы действительно создавать. Этот вопрос, наверное, больше к Минздраву по большому счёту, чем к нам, к законодателям.
Наверное, это нужно продумывать ровно как и раньше, наверное, всё новое - хорошо забытое старое. Раньше главные врачи, у кого клинические базы были, больше получали. Да? У них ведь тоже был стимул. Потом его взяли и нивелировали, этот стимул. Наверное, тоже к этому надо возвращаться, иначе и у руководителя нет стимула: ну нет ни одной кафедры, живу я спокойно, теперь у меня тут 15 кафедр и у меня голова пухнет, где им стулья взять, где им столы взять, где ещё чего взять. И зачем они нужны? Только мешаются. А потом ещё ходят к ним все, просят, чтобы бесплатно проконсультировать. Нет их - и проблемы нет. А надо, чтобы мотив тоже у главного врача был, наверное, к этому тоже нужно вернуться.
Кто-то ещё хотел бы выступить? Да, пожалуйста.
Редько Е.Н. Мы вот тут случайно с коллегой со Ставропольского края оказались вне регламента и вне графика. Краснодарский край, руководитель департамента.
Председательствующий. Краснознамённый Краснодарский край.
Редько Е.Н. Спасибо.
Да, сегодня у нас в крае идёт пересадка искусственно выращенной трахеи. Вот пришла похвастаться. Да, вторая операция на этой неделе. Оперируют наши профессора. Главный врач краевой больницы и шведский королевский госпиталь операция, в среду которая была, искусственно выращенная трахея, прошла нормально, больная уже ходит по коридорам. Сегодня вторая. Ну это как бы такое большое событие в медицинской общественности.
Коллеги, у нас с 2005 года работает программа "Врачебные кадры для сельского здравоохранения". У нас уже три выпуска состоялось. Это программа, которая тройственным договором заключает и как бы сразу ориентирует молодого человека, который идёт, с меньшим конкурсом, учится как бы под патронатом где-то департамента, где-то главы района. И заключён договор между этим молодым человеком, главой района и медицинским университетом, что он, проучившись в университете, выберет специальность, рекомендуемую для района, и приедет работать и семь лет будет отрабатывать в районе с получением служебного жилья.
И вот, конечно, мы эту программу, вот вроде она вначале была неплохая, мы возлагаем на неё большие надежды. У нас, около уже 500 миллионов стоит эта программа, около 200 выпускников у нас. Но всё больше и больше случается, у нас в этом году 12 случаев, когда люди отказываются ехать по этому, ну условному распределению. Они с удовольствием возвращают деньги, это получается что-то в районе 500 тысяч. Получаемся мы в такой пикантной ситуации. Беспроцентное кредитование на 8-7, у кого по-разному, да, лет из бюджета. Нам тоже всякие органы задают вопросы. Ну не хотят. Многие говорят, причём родители приходят в департамент и говорят: "Я найду своему ребёнку и миллион, который по сельской местности, он ему не нужен, и 500 тысяч, но мой ребёнок не поедет. Я хочу, чтобы он рос, развивался, ходил в кино" и так далее.
Поэтому программа есть, жильё предоставляется, но не так радостно молодые люди едут на село. И вот сейчас по программе тоже "Земский доктор" у нас 450 миллионов, как бы мы через фонд заказали. Вот сейчас мы 200 миллионов уже выплатили, 200 человек мы нашли в сельскую местность работать, но это тоже не стоит очередь. Тоже не стоит очередь. И вот когда я разговаривала в фонде с председателем с Андреем Владимировичем, он говорит: "А что мы мало даём, миллион? Может надо три? Может надо отрабатывать там не меньше лет сделать отработку?" Мне кажется даже если мы три миллиона дадим, они не поедут. Потому что какие-то ожидания романтические от профессии, они совершенно не совпадают с их вот желанием работать и пахать. Вот никто не хочет пахать, грубо говоря.
У нас очень в крае большой отток идёт в санаторную систему. Там нет тяжёлых больных. Ну все были в санатории, знают, что это практически здоровые люди, да.
Дорофеев С.Б. Может в этом дело, Елена Николаевна, рынок не насыщен? Конкуренции на рынке нет.
Редько Е.Н. Скамейка вообще короткая, её нет, вообще скамейки запасных.
Дорофеев С.Б. Так может в этом дело? А не в том...
Редько Е.Н. Как я говорю, в футболе хоть какая короткая, а у меня вообще нет никакой скамейки. Не на кого менять, можно там им, такое требование, сякое им предъявлять, но менять не на кого. Есть какие-то, других нет. Ну вот говорили, что будут там мигранты, или что-то.
Поэтому, с одной стороны, престиж. С другой стороны, там нападение со СМИ, формирование какого-то образа, ужаса, какого-то людоеда со стороны медицины. Поэтому вот Леонид Михайлович, вот задаёт вопрос: вы за государственное распределение? Вот я лично да, за государственное распределение. Уже будут знать, что от этого не открутиться. Будет это вариантом образовательного кредита. В конце концов, после распределения он там чему-то научиться, и поймёт, что медицина это не только акушерство и гинекология, и высокие доходы. Наверное, это с этим связано.
Что касается социального пакета. Тоже да, новое предложение, как бы я впервые его услышала. Если этот социальный пакет может быть будет в виде сертификата, как для военнослужащих. Мы же тоже все люди военные. Пускай запаса, но если что, мы же всегда - равняйсь, смирно и пошли. Почему нет? Можно тоже это рассматривать. В случае наводнения, пожаров каких-то, ЧС, ЧП медики поднимаются ночью, днём. И это не, ну в общем как-то, все от нас этого ждут, и мы всегда к этому готовы.
Поэтому может быть социальный пакет. Или это просто деньги, или это... Но я думаю, что всё равно это должно прежде всего быть закреплено от работы. Причём от работы тем в муниципалитете или на селе, кто нужен. Патологоанатомом, врачом лабораторной диагностики. Наверное, надо с этим надо заключать контракт.
Спасибо за внимание.
Дорофеев С.Б. У вас есть дефицит?
Редько Е.Н. Да, у нас дефицит врачей... Но я вам могу назвать в цифрах. У нас в принципе 120 тысяч в отрасли, должно быть 27 тысяч врачей, работают 18, то есть практически 10 тысяч врачей у нас дефицит и 18 тысяч средних, дефицит несколько усугубляется.
Он сдвинулся после нацпроекта, как бы немножко уменьшился, терапевтов появилось больше, и вот в этом году мы впервые увидели, начался отток терапевтов. Видимо, сказывается это демография отрицательная врачебная, новые не идут, не престижная специальность, и еще как вариант, это развитие программы, строительство, может быть, офисов врачей общей практики, это тебе и невролог, и лор, и чуть-чуть гинеколог, и чуть-чуть там кардиолог, и это один врач закрывает сразу несколько специальностей, если бы, может быть, Федерация рассмотрела строительство офисов, да, на селе, программа большая, она очень важная.
Мы сейчас построили вот в этом году 200 офисов на Кубани врачей общей практики, но нам нужно еще 500, и это тоже, потому что старые участковые больницы, те колхозные амбулатории, они уже валятся, разваливаются на части, и поэтому новые современные офисы с табельным оборудованием, его бы можно было поставить во дворе любого медицинского университета, и сказать, вот в этом углу холодильник, в этом процедурный столик, в этом кардиограф, и вот он, как вот этот, по кругу, который с завязанными глазами ходит, и он бы заходил на любое село, в любой субъект, и он бы знал, что там стоит типовой офис, в нем есть таблица для зрения, ну и дальше, дальше, всё, что положено.
Поэтому вот если есть такая возможность рассмотреть эту программу, мы бы как бы чуть-чуть решили кадры.
Председательствующий. Елена Николаевна, а можно Вам еще один вопрос задать, у нас мало народу с территорий здесь сидит, вы же, если у вас программа "Кадры", да, ну вот, пожалуйста, к Вам, если у вас программа "Кадры" на территории уже существует порядка, ну сколько, 7-8 лет, значит у вас есть процесс, который называется управление кадровой политикой. Скажите, пожалуйста, Вы точно, наверное, знаете, а сколько процентов выпускников не доходит у вас до рабочих мест в Краснодарском крае?
Редько Е.Н. Из общего количества...
                       . Выпускников.
Редько Е.Н. ...вообще не по программе "Кадры", по программе "Кадры" 100 процентов...
Председательствующий. Нет, вообще. Нет, нет, нет, вот мы сейчас, смотрите, вот вроде вы создаете...
Редько Е.Н.  У меня вот проректор сидит по...
Авдеева М.Г. По последипломному образованию, я могу ответить от Кубанского университета.
Дело в том, что у нас доходят выпускники до рабочих мест, процент составляет 10 процентов, вот я, слушая коллег, обратила внимание, что у нас практически такой же, то есть нет большого количества людей, которые бы не пришли, но тем не менее вот из года в год пополняя кадры практического здравоохранения, мы пополняем только доли процентов, порядка процента, выпускаем мы, несмотря на то, что это 500 человек, 600 человек ежегодно, они не покрывают общее количество, часть уходят уже позже, спустя где-то 2-3 года, разочаровываясь в профессии, и может быть, в тех условиях, в которых они оказываются, и проводя анкетирование, мы обращали на это внимание, среди уже выпускников.
Редько Е.Н. Вопрос очень важный. На самом деле, наверное, никто, вот я лично, наверное, это минус работы, но я не знаю куда деваются эти люди. Но могу списать на санатории, могу списать на фармкомпании, ну замуж вышла, ну вот куда они, как сквозь землю пропадают эти врачи. В частные фирмы? Ну вроде же на каждой территории есть частные фирмы. Сказать, что зарплата маленькая, вроде и не самая маленькая, разная есть зарплата сейчас в здравоохранении, да? Но люди... Пусто.
                       . Вот рядом сидит ректор Ханты-мансийской медицинской академии, и он тоже сегодня говорит о том, что несмотря на то, что зарплата составляет 150 тысяч рублей у врача, дефицит кадров...
Петровский Ф.И. Ну далеко не у всех врачей, это избранные специалисты, у которых есть такие контракты, но вот в отношении миллиона и тех программ, которые проводятся сейчас, у нас в округе за счет окружных средств, насколько мне известно, к сельским поселениям приравнены поселки городского типа, поэтому возможности для наших выпускников несколько шире, но вот мы анкетировали нынешний шестой курс, никто из них не захотел получить миллион. Ни один.
(Идет обсуждение.)
Председательствующий. Наверное, регистр вот сейчас должен иметь очень большое значение, чтобы понимать, наверное, потоки, или они понятны, потоки движения, отток, приток, у нас есть дефицит кадров или нет? У нас есть дефицит подготовки?
Авдеева М.Г. Отток больше чем приток, и на вопрос вот, например, нам на Кубани, чтобы восполнить дефицит такой, как сейчас мы заявляем с этими стандартами, нам нужно 15 лет, чтобы молотил медуниверситет, и ни один не ушел из профессии. Тогда мы выйдем на вот, ну это без совместительства, я имею в виду, вот 27 тысяч ставок, вот 27 тысяч врачей.
Председательствующий. Причем он должен вот эти 15 лет работать, и как Вы выразились, молотить, только на ваш регион...
Авдеева М.Г. Да, да, на наш...
Егоров В.А. А у вас там еще рядышком субъекты Российской Федерации без вузов...
(Идет обсуждение.)
Председательствующий. При этом нужно понимать, это регион, в котором из 160 миллиардов консолидированного бюджета бюджет собственного здравоохранения 45 миллиардов. Уже 50, да? Это фактически, там, ну почти 30 процентов. То есть они настолько, ну, достаточно, имеют возможность стимулировать, и все равно бегут.
Надо же задаться вопросом, ну что ж тогда делать? Вот, да, ну нет простого ответа...
                       . Рынок насытить...
            Председательствующий. Ну, нужно ведь... Я почему говорю, должна быть федеральная целевая программа? Это не только подготовка.
            __________. (Не слышно.)
            __________. Куда деваются? Они действительно... Мы их делаем... Они приходят, 10 не доходит, потом куда-то растворяются...
Никто ни разу не анализировал, не видел ни разу нигде в средствах массовой информации, куда деваются наши участковые терапевты по программе ещё той ("Здоровье"), которая была. Хотя есть для этого все основания.
У нас приходят... Там же целый регистр давно ведётся по участковым терапевтам. У нас люди приходят (100 человек), потом говорят: ушли 80 человек. Плюс или минус всего в 20 человек. Показывают результат: за год увеличилось на 20 процентов, на 20 человек, или уменьшилось на 20 человек. Но движение внутри всего этого социума терапевтического: 80 пришли, 60 ушли, 20 осталось. Да?
            Куда ушли, никто не анализирует. Из них... С участковыми терапевтами разговариваешь, они говорят... Из них где-то приблизительно... Вот уходит в процентном соотношении... Я как-то раз задался вопросом. Процентов 20 - 25 уходит в декрет (первый). С ними разговариваешь, и они говорят: я лучше рожу, и не то, что первого, я и второго рожу, только лишь бы не остаться на этом участке.
            Значит, вопрос. Они же бегут оттуда, от условий в том числе. Эти могут убежать, родив. Тут надо нам, наверное, ещё главным врачам медали раздавать за то, что такие условия создаём, что увеличивается рождаемость. Они сбегают, потому что рожают. Всем остальным - мужикам, которые, не дай бог, пошли участковыми, им это не грозит, что-то приходится делать, и они начинают искать другую работу. Правильно?
            Мы же должны заняться анализом всех вот этих вещей, которые способствуют тому, что люди, сколько бы ни приходили в эту участковую службу, почему-то убегают из неё. И ни за какие коврижки, в том числе и за деньги (сначала эти 10 тысяч были большие, теперь они уже никакие), они не хотят там оставаться.
            Мажаров В.Н. Министр Ставропольского края.
            Председательствующий. Да, Ставропольского края.
            Мажаров В.Н. Что хочу сказать? У нас такая же проблема практически, как и во всех регионах. Приезжаешь в отдалённые районы, и, когда встречаешься с коллективами и смотришь по составу, у нас примерно где-то 37 процентов. Если взять за 100 процентов работающих сейчас медиков-врачей, из них 37 процентов - это специалисты пенсионного возраста.
            Председательствующий. Как и везде. Только сдвинулся просто...
            Мажаров В.Н. Да. И могу прямо сказать, вот приезжая в отдалённые районы, где укомплектованность - 63, 60 процентов, по-разному в каждом районе...
Что хочется сказать? Вы знаете, вот 50 процентов тех, которые сидят (из ветеранов), они же приехали туда по направлению и остались там жить. Три года надо было отработать. Кто-то замуж вышел, кто-то женился, и всё-таки корни пустили в этом месте и остались там работать. Но восполнения на сегодняшний день нет. Понимаете как? Вот это страшно.
            Почему? Потому что на сегодняшний день даже дети, которые окончили вузы, они не хотят ехать в отдалённые районы. Да, тут в какой-то мере и условия жизни, условия работы, ответственность очень высокая. Тут в какой-то определённой степени играет роль и отношение общества к врачу на сегодняшний день.
            Вы посмотрите, для того чтобы рассказать о прекрасном событии в Краснодарском крае... Вот честно скажу, что это событие (Елена Николаевна недаром сказала) в медицинском сообществе. Для того чтобы рассказать на каком-то определённом уровне, надо заплатить большие деньги. Почему? Потому что прессу особо этот повод не интересует. А вот жареный факт по какому-нибудь поводу, где можно было бы облить грязью медиков, - пожалуйста. В огромном количестве будет тиражироваться и бесплатно с утра и до вечера. Понимаете, как?
От отношения общества к медицинским работникам тоже очень многое зависит. Но вот сама система распределения, какая бы она там (плохая, хорошая) ни была, но она помогала. И могу прямо сказать... Я же хорошо помню... Я 30 лет в здравоохранении работаю и хорошо помню, у нас практически укомплектованность была в отдалённых районах 80-90 процентов. И проблем таких не было.
            Председательствующий. Спасибо.
            Рошаль Л.М. Сергей Николаевич, можно?
            Председательствующий. Да.
            Леонид Михайлович Рошаль.
            Рошаль Л.М. Я пока сидел, смотрел... Мне по "Твиттеру" пришло только что. "Скорую помощь в Новокузнецк.На каждой подстанции сокращено количество бригад минимум в два раза. Из-за нехватки бригад задержки по вызову составляют 3-18 часов нагрузки. Вместо полной бригады приходится работать по одному, что противоречит..." и так далее, да? Это же катастрофа.
Сегодня всё, что касается кадров в России, это катастрофа. И мы об этом прямо сказали Путину. Приводили все эти цифры, что это катастрофа.
И мы говорили о том, что сегодня у нас нет социальных стандартов, у нас нет социальных стандартов для работников здравоохранения, мы говорили о том, что за одну и ту же работу врачи получают в России в разных регионах ну где-то в 8-10 раз разные зарплаты, от 14 до 80 тысяч за одну и ту же работу, что подушевой норматив разный. Полная разболтанность, отсутствие межбюджетных отношений, что это работает.
И сегодня очень много было интересных предложений, и я думаю, во‑первых, поздравляю вас с тем, о чем мы все последние годы говорили, о разделении Минздравсоцразвития на Министерство здравоохранения и социальное, спасибо, да? И о том, что к нашему мнению прислушались, и назначили профессионала министром здравоохранения, да? И мы правительству дали три кандидатуры, вот одна из них была Вероника Игоревна.
Я надеюсь, что мы здесь будем находить более такое правильное понимание этого вопроса.
Но это катастрофа. Это проблема, если хотите, с моей точки зрения, национальной безопасности, то, что сейчас происходит, когда на весь район остается один реаниматолог, и более нет, что делать будем? Что делать будем?
Я думаю, эти вопросы надо вынести на Совет по национальной безопасности, да? Это настолько серьезно для нас, мы понимаем, что каждый должен отслужить в армии, задача государства, да, я думаю, каждый, кто кончил медицинский институт за государственный счет, и здесь законодатели должны нам помочь, если надо изменять Конституцию в каких‑то разделах, надо изменять, потому что Конституцию тоже люди писали, между прочим, но то, что сейчас распределение должно быть введено после окончания медицинского института, никаких сомнений, допустим, у меня нет. Думаю, без этого мы кадровый вопрос, мы даже с этим кадровый вопрос будем решать не один год, но без этого мы не сможем решить кадровый вопрос. Причем же мы нормальные люди, мы понимаем, в каких-то регионах ведется работа, в каких-то не ведется работа, конечно, и задача Минздрава, бывшее Минздравсоцразвития, анализировать какими методами работают в одном, другом регионе, и предлагать чего надо сделать, а не так, чтобы каждый регион, там, в своем соку крутился и выходил из положения.
И то, что должна быть единая программа, государственная программа выхода из этого состояния не только по количеству и по направлениям специальности, но и по качеству, это надо.
У нас плохо в целом со знаниями, мы все пришли к убеждению, что один раз в пять лет это мало, мало, я правильно говорю, да? Да. Мы отстаем от мира в этом плане. И то, что новый министр здравоохранения сказала, что надо пересмотреть и кадры педагогические, нужно пересмотреть, нужно планку сделать более высокую, пусть будет меньше, да лучше, надо как-то чтобы это готовились к этому делу.
Надо социальные вопросы кадров тоже решить различные, и перекосы в заработной плате, и клинические базы. Клинические базы, включая больницы и поликлиники, прежде всего, тоже клинические.
А то такое впечатление, что мы только сейчас начинаем строить российское здравоохранение. Мы сейчас в Национальной медицинской палате решили от слов перейти к делу по подготовке кадров. Мы сейчас взяли один вопрос - это непрерывная персонифицированная, подчёркиваю, последипломная дистанционная подготовка первичного звена: участковых педиатров и участковых терапевтов.
У нас один вице-президент Национальной медицинской палаты Баранов, академик, который педиатр. Другой вице-президент Национальной медицинской палаты Чучалин, терапевт. Вот карты в руки, пожалуйста. И мы сейчас будем делать по этому поводу пилотные проекты в нескольких регионах. Эта программа серьёзная, она требует затрат, но она должна быть бесплатной для этих врачей, с введением больных в системы и так далее, мы должны повышать качество. Одновременно с этим, к узким специалистам сейчас возрастает роль колоссальная в профессиональных организациях медицинских, профессиональная. Мы идём к созданию в России единой профессиональной медицинской организации, единой, как бы она ни называлась. Другого пути нет.
Почему-то в Германии единая, во Франции - единая, в Англии - единая, а у нас 20 разных и каждый герой. Не должно быть так. Должна быть единая.
Мало того, я сторонник обязательного членства, так, как в Германии. Если ты член, ты обязан выполнять определённый порядок. Не выполняешь - до свидания, не имеешь права заниматься, включая этические вопросы и другие вопросы. Этот вопрос обсуждался в Европейском Суде, и Европейский Суд признал, что здравоохранение - это особое, где должно быть обязательное членство в этом плане. Очень много проблем стоит.
Я много для себя здесь услышал, спасибо. Мы будем двигаться, и будем пытаться донести до руководства страны эту озабоченность. Вот это очень важно, чтобы знали.
И когда мы говорим о распределении, естественно, мы говорим о распределении при наличии социальных гарантий. Это не рабы, которых надо посылать, и пусть они там вкалывают за 6-8 тысяч. Тоже о людях надо помнить, заработные платы со всеми вещами. И очень правильно, что начался разговор. Но вот как-то мне хотелось бы, чтобы, это же не первый раз мы говорим, мы в разных, да, компаниях собираемся, говорим, но двигаться вперёд. Но что-то плохо двигаемся вперёд. Мы так выплёскиваем, выплёскиваем, а дальше что?
Мы сейчас резолюцию форума, который по инициативе Национальной медицинской палаты проведён был совместно с Общественной палатой, с профсоюзами, с Думой. Там вопросу, кадровому вопросу посвящены конкретные строчки, как раз приблизительно в том плане, о чём я говорил, что это один из центральных вопросов, который должен решаться у нас в стране. Это будет всё положено, конечно, руководству страны на стол.
Я здесь самый старый в этой компании, я старше вас, так что не надо. Поэтому я вам хочу сказать, я хочу при своей жизни уже ещё успеть увидеть счастливое наше будущее. Спасибо.
Председательствующий. Спасибо, Леонид Михайлович.
Людмила Михайловна Огородова.
Огородова Л.М. Но мне-то дают слово, мы уже к концу подходим. Если никто не хочет...
Я вот слова Леонида Михайловича призываю принять, как итог нашего сегодняшнего совещания, потому что это абсолютно такая систематизация всех вещей. Два слова только хотела сказать, что у нас экспертный совет, ещё раз напомнить, организован. Мы вас пригласим в экспертный совет, вы, пожалуйста, не отказывайтесь. Потому что это сегодня в наших руках. Правильно сказал Леонид Михайлович, будем работать - вперёд пойдём.
И я бы хотела сосредоточить работу, чтобы вот на появление и отработки новой модели подготовки врача, мы вот эти все наши вещи, как бы избежали ошибок, по крайней мере каких-то крупных и учли весь наш опыт, который позволил бы нам, хотя бы с 2016 года, запустить работу, потому что краткосрочные все шаги и Министерство здравоохранения, и государство сегодня предпринимают. Социальный пакет на местах, это всё понятно, конечно, это территории будут делать. Поэтому призываю вас активно работать в этом экспертном совете.
Спасибо еще раз всем сегодня, кто приехал и пришел к нам и принял участие в работе.
Председательствующий. Еще раз спасибо всем. Отдельно хочу сказать Вадиму Александровичу, потому что у него сегодня день рождения. Он сказал: "Я в день рождения приду к вам". (Аплодисменты.)
 

       21 июня Комитет по охране здоровья провел «круглый стол» на тему: «Кадровое обеспечение отрасли здравоохранения: проблемы и перспективы».

       Заседание «круглого стола» вели заместитель Председателя Комитета С.Б. Дорофеев и член Комитета по охране здоровья, депутат Государственной Думы Л.М.Огородова. Участие в заседании приняли депутаты Государственной Думы О.А.Куликов, Л.М.Огородова, С.Ш.Мурзабаева, Р.Х. Натхо, руководители департаментов Минздрава России (В.А Егоров., Е.А. Максимкина), министры здравоохранения субъектов Российской Федерации (Министр здравоохранения Ставропольского края В.Н.Мажаров, Министр здравоохранения Краснодарского края Е.Н.Редько, Министр здравоохранения Республики Башкортостан Г.А.Шебаев), Президент Национальной медицинской палаты Л.М.Рошаль, ректоры и проректоры медицинских вузов.
       Открыл «круглый стол» заместитель председателя Комитета
       Л.М. Огородова отметила, что основой кадровой политики является привлекательность отрасли, и с точки зрения уровня заработной платы, и с точки зрения технологического оснащения отрасли.
       Напомнив, что с 2016 года в России будет новая модель аттестации выпускников медвузов, депутат сказала: «Мне кажется, что на местах ректоры и администрация вузов с трудом представляют себе ответы на вопросы: где будет проходить подготовка, на каких медицинских базах, каким будет штатное расписание преподавателей, будут ли заниматься подготовкой высокотехнологичные центры или университеты, появится ли академический обмен в рамках международного сотрудничества?»
       Директор департамента образования и развития кадровых ресурсов Минздрава В.А.Егоров сообщил, что по состоянию на 1 января 2011 года в системе здравоохранения работало 619 тысяч врачей и 1 млн. 300 тысяч медработников со средним профобразованием. На 10 тысяч населения приходилось 43 врача и 92 работника со средним медицинским образованием. «За этими цифрами мы не увидим коэффициент совместительства и средний возраст, поэтому, основываясь на этих цифрах, говорить о кадровом обеспечении нельзя», - сказал он. Около 7% врачей и 15% специалистов со средним образованием работают в учреждениях здравоохранения, распложенных в сельской местности, где отмечается самая большая нехватка специалистов различного профиля. «Острый дефицит врачебных кадров и среднего медперсонала ощущается практически во всех типах учреждений здравоохранения», - сообщил В.А.Егоров.
       Коснувшись проблем реализации действующей в течение полугода программы «Земский доктор», В.А.Егоров заметил: «Опыт реализации программы показал, что ряд субъектов Федерации не могут ей воспользоваться, так как в их административно-территориальном делении села отсутствуют».
       По словам В.А.Егорова, необходимо ввести на законодательном уровне финансовую ответственность выпускников, получивших образование в рамках целевого приема и не вернувшихся на работу в регионы, выдавшие им целевые направления. Соответствующий законопроект уже подготовлен. Но одновременно и регионы должны работать со своими «целевиками», предлагать им работу и социальную поддержку.

       Проректор по учебной работе Казанской государственной медицинской академии А.В. Анохина констатировала, что от 30 до 40% выпускников медвузов, обучавшихся на бюджетной основе, не работают врачами. Часть из них просто не готова столкнуться с реальными сложностями. Формат взаимодействия учреждений образования и органов управления здравоохранением устарел. Заключаемые с выпускниками договоры зачастую формальны. Целевой заказ формируется хаотично. Выпускники, в свою очередь, плохо представляют проблемы трудоустройства. Отсутствие координации госзаказа и реальной потребности в специалистах приводит к диспропорции кадровой обеспеченности отрасли. «Введение кадрового планирования и возврата выпускников по месту заключения договоров может быть оптимальным выходом из сложившееся ситуации», - сказала А.В. Анохина.

Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal