С.В. Калашников о трансплантации и донорстве органов

04.12.2012

 

Председатель Комитета Государственной Думы С.В.Калашников в студии Русской Службы Новостей поговорил на «больную» в настоящее время тему о трансплантации и донорстве органов.
На сегодняшний день на территории Российской Федерации действуют три закона, касающихся этой темы: закон о похоронном деле, о трансплантации и донорстве органов и об основах охраны здоровья граждан. В двух из них четко обозначена презумпция согласия: «То есть если человек при жизни или его близкие родственники после его смерти не высказали никаких пожеланий, чтобы его органы не использовали, то он может быть подвергнут трансплантации. Но только в одном законе, о похоронном деле от 1996 года, эта норма прописана невнятно и, по сути дела, там присутствует презумпция несогласия. Есть соответствующее постановление Верховного суда о том, чтобы изменить ее. Так вот, чтобы привести к единому законодательному знаменателю и чтобы убрать эти противоречия, и была высказана инициатива депутатов, в частности депутата Куликова, внести поправку в закон о похоронном деле. То есть речь не идет о внедрении новой нормы» - сказал Сергей Калашников. Он уточнил, что по существующему закону выраженное желание человека, пока он был здоров, должно быть зафиксировано в его лечебном деле и если в момент трансплантации оно отсутствует, что достаточно часто бывает, то, естественно, родственников спрашивать не будут, но они могут заявить об этом.
Сегодня потребность в России порядка 12-14 тысяч пересадок в год, а в 2011 г. сделано всего 1307 пересадок. Этот мониторинг по всей Российской Федерации осуществляет центр трансплантологии. Это что означает? Что около 11 тысяч человек не была спасена жизнь. «Нужно исходить не из того, что можно обидеть труп, а то, что мы можем спасти реального человека!» - добавил он.
Глава Комитета заметил, что во всей Европе действует презумпция несогласия. Там также есть потребность в органах, но эта проблема не стоит так остро. А все потому, что сознание западного человека отличается от нашего. Там люди осознанно готовы дать свое согласие изъять свои органы на случай, если с ними случится несчастье. На западе человек может выбрать, отдать добровольно или продать орган и обе эти ситуации имеют право на жизнь. «Я совершенно не согласен рассматривать этот вопрос с точки зрения бедности или богатства нашей медицины, это абсолютно к делу не имеет отношения. Нельзя все сводить к материальной и меркантильной стороне вопроса» - сказал Калашников.
Калашников отметил, что данная инициатива техническая. В настоящее время Минздравсоцразвитие готовит редакцию закона о трансплантации и  донорстве органов. Закон должны внести в ближайшее время.
Ведущими и слушателями поднялась тема незаконной трансплантологии и вывоза органов за рубеж. На это Сергей Калашников сказал, что негативные примеры организации поведения врачей существуют, но нельзя переносить эти случаи на всю медицину. Никто не застрахован от того, что может случиться несчастье и может понадобится орган другого человека. «Ни одно дело, хотя возбуждались такие дела о вывозе органов заграницу, не подтверждалось. Есть так называемая проблема туризма для трансплантации и в 2008 году была подписана Стамбульская декларация о том, как противодействовать этому. В новом законе будет статья, посвященная трансплантационному туризму. Мало того, готовятся дополнения в Уголовный кодекс, связанные с этим. Что же касается вывоза органов, это нельзя просто взять, запаковать в посылку и отправить. Таможенная служба в состоянии, если она этого хочет, остановить этот процесс. Но нельзя рассматривать всех в роли жуликов и подлецов, хотя и их можно ловить за руку. Просто надо иметь методы и желание их ловить» - добавил он.

В продолжении темы незаконного донорства глава Комитета по охране здоровья добавил: «Все попытки найти и доказать факты «черной» трансплантации не увенчались успехом. Понятно одно, что такая трансплантация может существовать только в рамках существующих медцентров. В России их всего 37, которые могут проводить такие операции и контроль над ними осуществляется. Это очень мало, тем более, если учитывать, что основная масса находится в Москве и Питере. Я являюсь членом Комиссии по здравоохранению Парламентской Ассамблеи Европы, и там этому вопросу уделяют очень много внимания. Даже то, что было в Боснии не подтвердилось, хотя скандал был достаточно большой. В мире есть «черная» трансплантация это точно, потому что есть трансплантационный туризм. Насчет России, может быть и есть, но я этого не знаю. Но если не будет закона, то все будет «черное»».

Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal